КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ

Этот паблик посвящен новой креативной экономике и людям,кто ее создает в Лофт Проекте Этажи, что в Санкт-Петербурге, который в России. У нас работает 100 новых проектов! Присоединяйтесь к нам! #Коворкинг #Креативныемагазины #УлицаКонтейнерная #ЗонаДействия #Лекциипокреативнойэкономике #Креативныестритфуды #Первыйсобственныйбизнес #Креативныестартапы ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ Наш сайт loftprojectetagi.ru Мы вконтакте vk.com/loftproektetagi Наш один общий телефон +7 (812) 458-50-05 Наш офис на 3 этаже Ежедневно с 9 до 21

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #12382 Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО

Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ [id238753257|Настей Романовой].

1 мая на «Улице Контейнерной» в ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ открылся независимый книжный магазин [club110726085|«Факел»]. Авторы идеи [id341263352|Саша] и [id5749661|Вита] рассказали, почему книжный магазин для них – это единственный вариант заниматься бизнесом, почему они отдают предпочтение маленьким издательствам, а также о том, как развивается книжный рынок и почему нужно относиться к чтению как к работе.

Своё дело и связанное с книгами – вот чего мне хотелось. Нужно делать что-то свое тогда, когда ты точно уверен, что в этом разбираешься лучше, чем в чем-либо другом

САША: Инициатор идеи, наверное, я. Родилась она уже очень давно и чуть позже появилась возможность её реализовать. На этапе подготовки открытия магазина мы познакомились с Витой через нашего общего друга.
ВИТА: Я на протяжении нескольких лет просыпалась и засыпала с мыслью о том, что нужно открыть свой книжный. У Саши такая же ситуация: когда ты думаешь и думаешь, направляя всю свою энергию на это желание, то в итоге оно материализуются.
САША: Для меня книжный магазин – это единственный вариант заниматься бизнесом. Своё дело и связанное с книгами – вот чего мне хотелось. Нужно делать что-то свое тогда, когда ты точно уверен, что в этом разбираешься лучше, чем в чем-либо другом. У меня эти два аспекта соединились.
ВИТА: Есть такая штука: люди, которые работают в книжном деле, – даже если у них другое профильное образование – проработав полгода или год, например, осознают, что пути назад нет. В какой-то момент ты просто понимаешь, что ничем другим заниматься не должен. Работаешь с книгами иногда и думаешь: я бы мог заниматься чем-то другим, делать большие деньги, но осознаешь, что находишься в книжной ловушке. И это классно.
САША: Мы открылись первого мая и работаем без выходных. Но я просыпаюсь и иду на работу с удовольствием и интересом. У меня есть вторая работа, она тоже очень хорошая, но все равно – разница в отношении чувствуется.
ВИТА: Я работаю на трёх работах и в каждую вкладываюсь максимально. Но единственное и самое важное отличие – от своего дела ты чувствуешь полную отдачу. Есть стимул делать дальше и больше. Когда ты работаешь на кого-то, ты тоже вкладываешься, но не всегда видишь результат.
САША: Если ты не являешься частью своего труда, желание работать может перегореть. Когда начинается отчуждение от труда и деятельности, то и качество работы падает. Это очевидно. И будь ты хоть сколько ответственным человеком – нужно быть вовлеченным в дело.

Мы связаны с коммерцией и от этого никуда не деться. Но моя идея создать магазин изначально не была заточена на получение прибыли, хотя это немаловажно. Это не бизнес в понимании того, как мне заработать денег: открыть ли общепит, магазин одежды или книжный, сказав в итоге: «А, открою книжный»

САША: Мы не стремимся конкурировать с книжными Петербурга. Мы хотим собрать свою аудиторию.
ВИТА: Понятно, что какие-то вещи можно найти не только у нас. Мы хотим научить людей терять время. Мы хотим, чтобы человек мог отвлечься, перелистать гору книг, прийти в себя.
САША: Например, мы проработали три недели, а уже есть люди, которые приходят в наш магазин снова. Есть те, которые ничего не покупают, а просто приходят, садятся на диван и читают.
ВИТА: Когда человек садится на диван и начинает смотреть книгу, я порой предлагаю чай или кофе. Мне хочется что-то дать человеку, который сюда приходит. Он может купить книгу, которую искал, он может получить чашку кофе или интересный разговор.
САША: Мы связаны с коммерцией и от этого никуда не деться. Но моя идея создать магазин изначально не была заточена на получение прибыли, хотя это немаловажно. Это не бизнес в понимании того, как мне заработать денег: открыть ли общепит, магазин одежды или книжный, сказав в итоге: «А, открою книжный».
ВИТА: Иногда у нас бывают дни, когда покупают много книг. Иногда – не очень. Кто-то приходит к нам специально, кто-то идет именно в ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ и оказывается на «улице Контейнерной» случайно. Для меня самый кайф – когда человек заходит случайно, заинтересовывается и покупает книжку. Дело не в коммерции – просто классно понимать, что ты сделал это не зря, что мы смогли для этого человека найти книгу, которая будет ему интересна. И это значит, что мы делаем всё правильно.

Есть люди, которые относятся к книгам, как к музейным экспонатам, и я не очень понимаю, как так. Книга – это поле боевых действий. Чтение – это работа и напряженный труд. Невозможно читать быстро и наспех, нельзя прочитать книгу и остаться тем же

САША: Или когда человек покупает непонятную книгу, которую ты сам привез из неизвестного издательства, и говорит: «О, классно, я её знаю». Испытываешь приятные чувства, когда покупают книги, которые ты по своему вкусу притащил в надежде, что их прочитает кто-то. Люди приходят, формируют некий абстрактный запрос, а ты им говоришь: «Вот это будет вам интересно». Или когда покупают и говорят: «Я искал. Здорово, что это есть у вас». Хотя это удивительно, потому что есть много возможностей для покупки книг сегодня, это и интернет и крупные магазины. Такого не было десять-пятнадцать лет назад: твои книги – это наследие твоих родителей. Сейчас выбор книг огромный, но заметен и упадок интереса к чтению. Некий сегмент отвоевало электронное чтение.
ВИТА: К нам часто приходят люди, видят наши книги и спрашивают: «Простите, а можно посмотреть? У вас всё так аккуратно разложено, что мы боимся брать книжки». Есть люди, которые относятся к книгам, как к музейным экспонатам, и я не очень понимаю, как так. Книга – это поле боевых действий. Чтение – это работа и напряженный труд. Невозможно читать быстро и наспех, нельзя прочитать книгу и остаться тем же. Книга, которую читали, вся в пометках, у нее подогнуты уголки. Видно, что человек проводил с ней время и эта книга стала его частью. Тогда книга становится настоящей, начинает дышать. Поэтому книжки надо трогать и надо с ними работать. Никакая электронная книга тебе с этим не поможет. Люди всегда будут покупать бумажные книги.
САША: Часто бывает так, что хорошие книги изданы ужасно. Такую книгу мы не будем провозить.
ВИТА: У нас всего лишь 15 квадратных метров. И мы при всем желании не сможем взять сюда то, что хотели бы иметь в книжном магазине. Мы всегда настроены критически. Спрашиваем себя, нужна ли нам именно эта книга в магазине. Почему именно этот автор и вот это издание. И так мы возимся с каждой книжкой, случайных вещей у нас нет.
САША: Думаю, у нас самый маленький книжный магазин. Мы делаем акцент на независимых, маленьких издательствах: например, «издательство Ивана Лимбаха», «Common place», «Университет Дмитрия Пожарского», «Черная Сотня» и редкое в России американское издательство «Feral House».
ВИТА: Очень важен момент поддержки – есть маленькие книжные магазины, а есть маленькие издательства. Я хочу, чтобы их представители, лично к нам приходили, смотрели что, где и как. Чтобы мы вместе делали наш магазин лучше. У маленьких издательств – маленькие тиражи и качественные издания. Таких книжек мало, тысячи две, зато они сделаны с любовью к своему делу. Никто не заметит эти книги в «Буквоеде». Когда за такими книжками приходят, мы хотим показать, что есть такая книга и такое издательство, которое выпускает тиражи по 1500 экземпляров. Мы хотим давать это людям – это и есть наша основная задача. У нас просветительская работа: мы знаем хорошие книги. Мы хотим, чтобы о редких книгах узнало как можно больше людей. Мы рассказываем о них, ведем группу вконтакте, планируем организовывать встречи.
Для того чтобы все получилось, нужно держать цель в своем сознании и визуализировать её. Главное — хорошо представлять, что ты хочешь сделать, работать над этим вначале внутри себя, а далее — перейти от представления к делу.

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО
Комментарии

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #12188 Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО

Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ [id238753257|Настей Романовой].

[club24622695|«Мыльная Белка»] – мультибрендовый магазин одежды, более двух лет открытый в «ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ», с вещами российских и зарубежных дизайнеров.
[id9464919|Марина] и [id378075|Алексей] – основатели магазинов «Мыльная Белка», [club8654241|«ОТДЕЛ»] и марки одежды [club105072250|«MY BONES»] рассказали о том, почему они не довольны количеством существующих проектов, о том, почему для них важно люксовое обслуживание в рамках демократичного магазина, почему название именно «Мыльная Белка», о пользе гуманитарного образования; и почему свой бизнес – это не так здорово, как кажется.

Вот до этого я всегда занималась гуманитарными науками и кино; о деньгах не думала. Мне казалось, что я сама по себе никогда не буду причастна к денежным оборотам

У нас недавно был день рождения первого проекта «Мыльная Белка». Помимо него мы открыли магазин «ОТДЕЛ» и марку одежды «MY BONES», но первые несколько лет существовала только «Мыльная Белка». В день рождения проекта я не смогла вспомнить, сколько ему лет. Это как возраст женщины: в какой-то момент ты просто предпочитаешь не говорить об этом. Проекту столько лет, что за это время мы должны были создать больше. Мне не нравится произносить вслух эту цифру.

Все началось много лет назад. И у меня, и у Леши произошли кое-какие семейные события, после которых мы поняли, что в мире существует оборот денег. Вот до этого я всегда занималась гуманитарными науками и кино; о деньгах не думала. Мне казалось, что я сама по себе никогда не буду причастна к денежным оборотам. Это очень важный момент, когда ты начинаешь понимать, что в мире существует огромное количество денег. И интересно быть к этому причастным: самому влиять на что-то в экономике, хотя бы на небольшие денежные обороты. Мы думали о том, какой бизнес способны создать. И первое, что пришло мне в голову, – это то, что существует неразвитый и неадаптированный к России рынок азиатской одежды. Тогда этим еще мало кто занимался. Мы в Петербурге были вторыми, возможно, даже первыми. Моя идея – это дело случая. На тот момент об одежде я знала больше, чем о других вещах. У нас не было специального образования – мы не учились менеджменту и маркетингу. Ошибок в самом начале было достаточно. Сейчас это очень смешно вспоминать. У нас был в стартовый капитал в одну тысячу рублей и больше никаких финансовых притоков. Мы не понимали многих элементарных вещей, например: куда копирайт на фотографиях ставить? И ставили на голову моделям. Первые три года «Мыльная белка» существовала как онлайн-проект. Чуть позже переехали в пространство «Четверть» – там открылся наш первый магазин. Но «Четверть» закрылась, мы приехали в «ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ» и обороты сразу увеличились; уже было над чем работать. Мы поняли, что можно генерировать трафик, стали придумывать разные способы для привлечения аудитории и стали формировать штат сотрудников. Очень долго занимались всем вдвоем с Лешей. У нас был внештатный фотограф, внештатный дизайнер, но, в основном, мы все вдвоем делали: вели соц. сети, развозили заказы и занимались продажами.

Сначала из брендов были представлены небольшие азиатские марки. Корея – это не брендированная история – это не про марки, а про дизайн. То есть ты находишь разные фабрики, производителей, азиатские платформы и оттуда генерируешь контент. Мы себя не позиционируем как магазин российских дизайнеров. Сейчас такой формат популярен, а нам кажется, что это слишком узко. Мы себя таким форматом никогда не сковывали. Просто так вышло, что в какой-то момент нам понравились две местные марки – стали их продавать и много с кем познакомились. Так и выходит: примерно 80% контента у нас построено на российских марках. Но только потому, что они нам интересны.
Наступил 2012 год и многое изменилось – начали активно развиваться локальные марки. 2012 год – год расцвета такой местной инди-культуры. Мы как-то в тот момент погрузились в контекст и узнали про другие российские марки. Первые марки – это «МЕЧ», «РЕЧЕНЬКА», «Isthmus». Из них двух уже сейчас не существует, остался только «МЕЧ». Нам казалось нормальным смешивать стилистически разные местные марки в рамках одного магазина. В общем-то, мы с Лешей только год назад поняли, что так делать не надо. В какой-то момент в «Мыльной Белке» стало много стритрива. Под это направление открыли «ОТДЕЛ» – мужской магазин новой волны российского стритвира. У него очень понятный и специализированный формат. И понятная аудитория: левые подростки. А «Белку» мы очистили, потому что в один момент в ней стало слишком много всего.
Название «Мыльная белка» придумала я, «ОТДЕЛ» – Леша. У нас все рождается в разговорах друг с другом. И тогда, и сейчас я люблю животных. И точно знала, что название будет написано кириллицой. Под кириллицу мы подбирали какое-то местное животное. До меня только спустя года два дошло, что белки есть не только в России. Второе слово придумали, просто перебрав слов двадцать: подумали, что «Мыльная» – это нормально и весело. Мы тогда правда не знали, что эта история растянется на годы. Изначально же я хотела кино заниматься, а Леша музыкой. Но в какой-то момент мы сказали себе: «Хватит себе врать», надо посвящать себя тому, чем ты сам по себе и так занят всё своё время, чем в первую очередь интересуешься, когда просыпаешься утром – темами, мониторинг которых для тебя естественен. Для нас это одежда и мультибрендовые магазины. Совсем недавно мы открыли свою марку одежды «MY BONES» – это совместная марка одежды магазина «Мыльная Белка» и иллюстратора Yeka Haski. Изначально было представлено семь моделей вещей, сейчас тираж трех из них полностью распродан.


Вещи в «Мыльной Белке» и «ОТДЕЛЕ» либо такой же цены, как вещи в массмаркете, либо чуть подороже, но при этом это история про очень маленькие тиражи и совсем другие ткани, – это важная часть концепции

Мы с Лешей сидим целыми днями и мониторим российские и зарубежные порталы. Постоянно следим за тем, где, что и у кого вышло. Отчасти следим за конкурентами. Хотя, в основном, копируют бренд-лист у нас. Через одну марку, узнаешь другую, потому что все общаются. Те, кто с нами уже сотрудничает, активно советует нас друзьям. У нас все по белому: мы платим все налоги, у нас официальное трудоустройство. И мы своевременно и нормально рассчитываемся с дизайнерами, что редкость. Система очень понятная. Мы знаем, например, что зарплаты в рамках экономической теории, – это не затраты первого порядка для магазина, но мы делаем наоборот – в первую очередь зарплата. Потому что мы заморочены на обслуживании и добиваемся того, чтобы оно было очень хорошим. Стремимся, чтобы у нас был формат люксового обслуживания в рамках демократичного магазина. Это важно: мы в одно время много путешествовали и наблюдали, какое обслуживание вообще может быть. Вещи в «Мыльной Белке» и «Отделе» либо такой же цены, как вещи в массмаркете, либо чуть подороже, но при этом это история про очень маленькие тиражи и совсем другие ткани, – это важная часть концепции. Все же, мы считаем, что у нас все недостаточно круто и всегда пытаемся что-то улучшить. У нас в процессе продаж продавец задает вопрос: «Как вы о нас узнали?» Есть разные варианты ответов: мимо проходил, соц. сети и т.д. Когда проект существует в отдельно стоящем помещении, ты знаешь ответы на все эти вопросы, потому что большая часть людей пришла к тебе сама. В креативных пространствах сильно зависишь от местного трафика. Заехав сюда, мы сразу поняли, насколько «Этажи» значимый проект для города. Насколько он был новаторским, когда открылся. И какое огромное количество вещей было сделано здесь впервые.


Мне неинтересно говорить с человеком только потому, что он Кафку читал. Классно, если он Кафку прочитал и сумел это использовать в работе над собой и своим делом. Иногда стоит задавать вопрос: «А зачем ты это читаешь?». Нельзя читать просто так, кино смотреть нельзя просто так. Нужно это все читать, адаптировать и использовать

Продавцов мы выбираем долго и нудно. Ты не просто продавца берешь, а как будто себе парня выбираешь. Ты выбираешь человека, с которым все время будешь. Очень сложно, ответственно и важно. В последний раз после поста о вакансии нам написало человек пятьдесят, и мы с огромным трудом отобрали одного. У нас не то чтобы высокие требования – нам нужны активные люди, а у многих с этим проблемы. Оказалось, что трудно найти человека, который активен, коммуникабелен и хочет работать. Люди себя очень неверно оценивают. Настоящая коммуникабельность – это когда через тебя двести человек прошло за день, а ты не устал. Человек либо продажник, либо нет. К нам часто приходят люди с филологических и философских факультетов. Им кажется, что они такие интересные и начитанные; и сейчас нас этим впечатлят, но мы в соискателях ищем совсем другого. Я сама училась на философском факультете и для меня это совсем ничего не значит. Мне неинтересно говорить с человеком только потому, что он Кафку читал. Классно, если он Кафку прочитал и сумел это использовать в работе над собой и своим делом. Иногда стоит задавать вопрос: «А зачем ты это читаешь?». Нельзя читать просто так, кино смотреть нельзя просто так. Нужно это все читать, адаптировать и использовать. Иногда мне кажется, что я переборщила с гуманитарным образованием, но потом понимаю, что благодаря этому могу, например, прочитать информативную лекцию о наших проектах.
Наши проекты всегда открываются в кризис. Мы открыли «Белку» на волне кризиса прошлого, а «ОТДЕЛ» ровно на волне нового кризиса. Это стимулирует, наверное, потому что все начинают больше говорить об экономике. Мы, в общем-то, очень сильно зависим от информационного потока. В кризис больше читаешь о валютах. Все это мотивирует расширяться и делать что-то новое.

Проблема в том, что люди, которые решают открыть свое дело, думают, что это так здорово; что они будут вести соц. сети и с классными людьми знакомиться. В общем: всего этого нет. Точнее есть, но если все делать нормально, то будешь работать все время и никаких приятных бонусов не заметишь. Это большой и постоянный труд. Почему бывают проблемы на старте? Потому что люди начинают понимать, что все это не так просто и круто, – а тяжело, сложно и нервно. Свой бизнес нужно делать тогда, когда смотришь на происходящее максимально трезво. Например, мы считаем, что своими магазинами транслируем еще какой-то образ жизни.

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО
Комментарии

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #12096 Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТА

Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ Настей Романовой.

ДоДо — детская творческая студия, недавно открывшаяся в ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ. Это занятия по современным европейским методикам, направленные на развитие творческого мышления. Ксения Шафран — выпускница Высшей Школы Искусств в городе Лилль (Франция) — и Александра Сурова рассказали, как появились их собственные методики, почему современное искусство зачастую остается непонятным обществу и что нужно учесть, прежде чем открыть открыть свое дело.

Я увидела, как во Франции работают с детьми в художественном образовании и подумала: «Боже мой! У нас же детей совершенно иначе учат»

САША: Мы раньше обе жили в Москве. Я переехала три года назад в Петербург, устав жаловаться на Москву, а Ксения в это время уехала во Францию.
КСЕНИЯ: Я уехала на два года. Училась во Франции в Высшей Школе Искусств на отделении «Современного искусства». Меня поразила реальность французского художественного образования, а прежде всего — степень свободы, которая дается ученикам. Такой подход не только в Высшей школе, но и в средней, и в начальной. Вернувшись из Франции, я знала, что Саша уже в Петербурге, и тоже переехала почти сразу. Петербург больше подходит для реализации своих идей и планов, в отличие от Москвы, мне кажется. Я увидела, как во Франции работают с детьми в художественном образовании и подумала: «Боже мой! У нас же детей совершенно иначе учат». Во Франции у детей больше свободы, доверия; их побуждают экспериментировать, не ограничивают и не судят. Там уважительно относятся к творчеству каждого. В тоже время их знакомят с историей искусств и предлагают попробовать совершенно разные техники. То есть с ними в какой-то степени общаются как со взрослыми художниками. Уважая их творчество, ведут беседы, обсуждают: «Как бы ты хотел сделать? Какую бы технику ты хотел бы попробовать?».
САША: Тогда как раз у нас с Ксенией был свободный период в плане трудовой деятельности. Современное искусство и современная педагогика волновала нас обеих. И появилась идея — сделать что-то для развития детской педагогики.
КСЕНИЯ: Я поняла, что наши дети что-то упускают, особенно в школах. Сейчас сокращаются часы на художественную деятельность, а в студиях используется классический подход: натюрморты, лепнина и, максимум, дадут попробовать гуашь. В общем, довольно-таки консервативная система. Мне казалось, что творчество и дети — это что-то неразделимое. И я подумала: «Кажется, у нас толком даже нет такой студии, где по каким-то современным методикам преподавали бы детям не только натюрморт, пейзаж, акварель, графику, но также инсталляции, коллаж, видео, фотографию. Почему бы детей не познакомить с тем, что происходит сейчас в искусстве?». Изначально мы акцентировали свое внимание именно на детях, потому что мы в них больше всего верим.
Из Франции я привезла методики, которые используются в школах и на всех уровнях. Наши дети в этом плане лишены радости детского спонтанного творчества и эксперимента. Их ограничивают рамками классического подхода. У нас, в принципе, общество довольно консервативное — многие не готовы воспринимать современное искусство. Я думаю, что наша страна еще не перешла в ту эпоху экономики знаний и инноваций, где человек создает сам продукт, а не когда мы существуем только за счет природных ресурсов. Мне кажется, что скоро произойдет смена этой парадигмы, и люди поймут, что главный ресурс в экономике — сам человек и его способность создавать что-то новое. Я начала переводить привезенные методики. Саша уволилась со своей работы, и у нас появилось свободное время. И мы решили: «А давай составим свою программу и будем её использовать! Включим туда все о наших любимых художниках, различные техники и расскажем детям обо всем. Начнем предлагать наши техники музеям, как продукт».
САША: Сначала мы не планировали открывать студию. Мы решили, что это сложно на том этапе. И проще обратиться к институту, у которого есть своя аудитория, своя площадка, где лаконично вписывается такой творческий развивающий курс. Когда начали общаться с музеями, узнали, что многие музеи озадачены вопросом открытия курсов для детей. Так мы очень быстро вышли на центр детской семейной педагогики при Русском музее.
КСЕНИЯ: Мы написали программу и стали с ними сотрудничать. Идеи оказались созвучны.
САША: Но были ограничения: они планировали не длительный курс, куда дети могли приходить в определенное время, а мини-курс из четырех занятий. И хотели привлекать аудиторию подростков, потому что в Русском музее в основном были занятия с маленькими детьми.
КСЕНИЯ: Мы предложили свою программу, связанную с современным искусством. В разных техниках предлагали ребятам порассуждать о своем «я», о взаимодействии с окружающими. И все здорово сложилось — я теперь работаю в Русском музее и веду свои курсы; пишу методические разработки. Но наша общая идея с Сашей осталась нереализованной.
САША: Аудитория Русского музея оказалась тоже довольно консервативной. Мы продвигали курс современного искусства для подростков — но при большой аудитории музея отдача была маленькая. И мы с Ксенией решили обратиться туда, где аудитория более созвучна идеям прогрессивно-креативного образования. В более современное и креативное место.
КСЕНИЯ: Мы давно знакомы с Этажами. Знаем, что здесь проходят выставки современного искусства и, в целом, здесь хорошая атмосфера, молодежная аудитория. В общем, по духу нам это подходит. Мы знали также, что здесь нет детского проекта, хотя казалось, что это могло бы органично здесь существовать. И решили, что нужно начинать реализовывать свой проект здесь. Увидев предложение об аренде для начинающих предпринимателей, мы договорились на льготные условия. Познакомились с детским временем (мастер-классы для детей от 4 до 15 лет, которые проводятся в ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ. – Прим. ред) и понимаем, что наши аудитории могут пересекаться. Сейчас, в основном, мы привлекаем аудиторию в интернете, участвуем на фестивалях в Этажах.

Здесь важна работа культурной медиации, которая должна проводить всякие институции, чтобы объяснять: «Посмотрите, современное искусство — это то, что сегодня происходит. Это те материалы, которые сегодня используются. Мы не обязаны все время использовать холст и кисть; мы живем в 21 веке, жизнь сегодня изменилась. Все это отражается в искусстве. Посмотрите и найдите себя в этом всем. Это же все про здесь и сейчас»

Ксения: Для детей от семи лет в начале занятия мы знакомим их с каким-либо художником или направлением, например, импрессионизм, поп-арт, абстрактное искусство и т.д. И говорим: «Сегодня у нас такая-то тема, вот такие-то художники в этом стиле работали». Обсуждаем, что дети знают. Мы показываем картины художников, вдохновляем детей, стимулируем их художественные процессы. Поразмышляв на какую-то тему, предлагаем создать свою собственную работу по какой-либо технике, а иногда — на выбор. В конце занятия обсуждаем с ребятами их работы. Спрашиваем: «Как все прошло? Что это значит?». И всегда интересно слышать, какая за каждой работой стоит история и переживания. Иногда работаем с чем-то конкретным: например, арт-объект из старого ботинка. Все дети делают индивидуальные работы, мы не даем шаблонов. Наоборот, приветствуем самовыражение и никак их не ограничиваем; всегда направляем вопросами. Это важно для развития — поставить задачи и дать возможность решить их самостоятельно. Мы не пытаемся быть наставниками, а общаемся с детьми по-дружески. Когда мы спрашиваем детей, ходят ли они на выставки, они отвечают, что им там скучно. Мы хотим открыть детям искусство, чтобы они его понимали.
Детям не объяснили, что современное искусство — это отражение сегодняшней жизни общества. В 90-ых годах искусство было радикальным и жестким. Люди, возможно, с тех пор испугались и закрылись в этом плане. Здесь важна работа культурной медиации, которая должна проводить всякие институции, чтобы объяснять: «Посмотрите, современное искусство — это то, что сегодня происходит. Это те материалы, которые сегодня используются. Мы не обязаны все время использовать холст и кисть; мы живем в 21 веке, жизнь сегодня изменилась. Все это отражается в искусстве. Посмотрите и найдите себя в этом всем. Это же все про здесь и сейчас». Конечно, требуется большая работа со стороны государства и телевидения. Это — культура восприятия и его нужно развивать.
САША: Современное искусство требует усилий интеллектуальных и эмоциональных. Оно не всегда считывается молниеносно. Мы привыкли к более развлекательной культуре и не готовы думать. Воспринимаем поход в музей как развлечение, а не как трудовую интеллектуальную деятельность.
КСЕНИЯ: На занятиях мы стараемся погрузить детей в культурный контекст: объяснить, что художники делают, о каких проблемах они говорят, чем они вдохновляются. Мне кажется, что такая работа должна проводиться даже в школах. Сейчас много непонятного и недоступного искусства: слишком интеллектуализированного, слишком вызывающего. Это отталкивает людей и они уже не хотят разбираться в тонкостях.

Мы нацелены на творческое развитие свободной личности, которая в дальнейшем будет мощным и творящим членом общества

КСЕНИЯ: У нас политика демократических цен. В идеале мы хотим, чтобы обучение искусству было доступно. В кризисные времена люди много вкладывают средств в образование, а особенно в детей, ведь на них в последнюю очередь срезают бюджет.
САША: Конечно, задача амбициозная. Творческое развитие всегда было прерогативой более обеспеченного класса, который мог себе позволить не только прикладные занятия, а именно углубиться в духовное развитие.
КСЕНИЯ: При этом, в нашей стране нет классовой системы. Мы постоянно работаем над тем, как позиционировать себя, чтобы родители поняли, почему стоит водить детей в такие художественные студии. В школах главные функции — обучение и воспитание. Очень мало каких-то развивающих курсов. Мы нацелены на творческое развитие свободной личности, которая в дальнейшем будет мощным и творящим членом общества. Планируем запустить отдельный курс по мультипликации, курс по каллиграфии. Планируем привлекать мастеров, чье творчество созвучно с нашей идеей и хотим пригласить к нам в студию художников.
САША: Иногда важно мыслить не стратегически: когда ты думаешь, сколько тебе нужно сделать шагов, чтобы это реализовать, кажется, всё невыполнимо. Но когда понимаешь, что просто нужно позвонить в музей по определенному телефону и предложить курс — все становится реализуемо.
КСЕНИЯ: Нужно гореть своей идеей, если она серьезная. Даже забыть о ней на какое-то время. Если не вспомнишь, может, не стоит этим заниматься? Это серьезная мысль, которая меняет жизнь достаточно сильно, — когда понимаешь, что пора запускать процесс. И нужно реалистично оценивать рынок, конъюнктуру, экономическую ситуацию в стране. Я слежу за этим тщательно и позитивных трендов улучшения ситуации не вижу. Это значит, что многие люди теряют работу, у них сокращается зарплата. Подобная ситуация вынужденно толкает людей на самостоятельный бизнес и самостоятельную деятельность. Мне кажется, что сейчас как раз малый бизнес будет развиваться. Нужно просто тщательно всё просчитывать: либо у тебя очень большое желание и мощная идея, либо ты хорошо анализируешь рынок, возможности — и пробуешь. Нужно запастись стойкостью и быть готовым, что с первого раза может не получиться. Но уже не получится просто отсидеться, потому что в своем деле нужны собственные усилия и вложения. Это понимать важно и нужно.

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТА
Комментарии

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #11992 Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО

Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ Настей Романовой.

[club100067139|Veggie box food&bakery] — одно из немногих веганских заведений в Санкт-Петербурге, где готовят десерты. Помимо кондитерских изделий, в меню представлены пиццы, бургеры, супы и не только.
Лена, Катя, Денис и Андрей поделились, почему их бизнес — это сговор четырех друзей, уточнили, точно ли у них все по вегану, рассказали о позициях в меню, моде на вегетарианство и о том, почему главное в любом деле — это открытость.

«Перед тем, как что-то сделать, смотришь, что ты можешь дать людям, — предлагаешь эксклюзивную услугу, и она пользуется популярностью»

ЛЕНА: Все началось с того, что нам просто захотелось чего-то своего. Мы с Катей учились вместе в университете и начали думать, куда направить эту энергию. И тут появился Андрей...
АНДРЕЙ: В моем случае сложилось так, что в какой-то момент времени я занялся готовкой, работал на кухне — и меня затянуло. Было огромное желание кормить людей. На одной из кухонь мы встретились с Денисом и сдружились. Там же постепенно пришло осознание, как сделать лучше и как делать совсем не надо. Были одновременно уволены. И здорово, что всё так сложилось. В какой-то момент надоело на кого-то работать и мы захотели делать что-то свое. Сейчас пытаемся организовать кухню так, чтобы было всем комфортно.
КАТЯ: Появилась возможность реализовать идею.
АНДРЕЙ: С Катей и Леной мы знакомы давно, а Денис прекрасно вписался в нашу команду. Так что, можно считать, что «Veggie Box» — это сговор четырех друзей. Сама идея появилась около года назад, а где-то ближе к маю стал вопрос остро. С названием долго думали — было много разных вариантов. Так как у нас в контейнере места немного и еда преимущественно на вынос, мы обыграли этот момент. Так и получилось, что в ноябре мы открылись.
КАТЯ: Перед тем, как что-то сделать, смотришь, что ты можешь дать людям, — предлагаешь эксклюзивную услугу, и она пользуется популярностью. Мы сразу начали прорабатывать меню. Нужно было предложить что-то новое, интересное, оригинальное. Решили делать акцент на десерты — этого мало представлено на веган-рынке. Так же, например, появилась идея с «супом дня».
ДЕНИС: Некоторые позиции у нас постоянные, а некоторые — появляются время от времени. Есть посетители, которые каждый день пробуют что-то новое и удивляются, а есть те, кто любит постоянные блюда.
КАТЯ: Когда появилась идея, почти тогда же появилось и понимание разделения обязанностей: Андрей и Денис занимаются кухней, а я и Лена отвечаем за все остальное. Решения принимаем вместе, что-то обговариваем, а далее — их выбор. То есть, не рассказываем, как чистить картошку, а просто занимаемся своими делами, чтобы ребята были свободны в своем выборе.
АНДРЕЙ: Для нас с Денисом кухня — это полигон, где ты можешь заниматься творчеством и делать то, что хочешь. Это база в плане технического оснащения. К процессу всегда подходим оригинально: хочется пробовать что-то новое, варьировать, обыгрывать, играть со вкусом.
ДЕНИС: И у нас получается авторская веганская кухня.
АНДРЕЙ: Например, мы дружим с ребятами из Горизонтали, и у нас не пересекаются меню. Иногда мы отправляем людей к ним, а они — к нам. В день нашего открытия они закрылись и отправляли своих клиентов к нам. Было очень интересно. Это наши друзья.
КАТЯ: Живя с веганами и общаясь с ними, понимаешь, что они не могут позволить себе купить торт в магазине. Мы сами столкнулись с тем, что хочется этичных сладостей. И решили сделать акцент на выпечку. На то, чего действительно нет. Кондитер у нас Денис.
ДЕНИС: В кризис выгодно открывать общепит, потому что кушать хочется всем. Если то, что ты предлагаешь — вкусно, красиво выглядит и недорого стоит, то это будет востребовано. Например, веганский тирамису достаточно сложно найти. Сама идея заключается в том, чтобы заменить все животные ингредиенты. В классическом рецепте сплошь яйца и молоко, а мы делаем тирамису по вегану.
АНДРЕЙ: Мы хотим сделать сладости доступными. Нам хочется радовать близких по идее людей вкусными десертами.
ДЕНИС: У нас нет никаких секретов на самом-то деле, только постоянный творческий процесс. Например, листая ленту в Вконтакте, можно случайно увидеть рецепт какого-то блюда, а затем воплотить его на кухне. Благо есть такая возможность.

«У нас часто спрашивают рецепты, но в основном уточняют: «все ли по вегану?». Мы уже устали отвечать и говорим: «да, да». И люди, наверное, не верят»

АНДРЕЙ: У нас все по вегану, кроме пиццы с сыром, которую я не хочу исключать из меню. Думаю, это такое окно, через которое человек, далекий от веганского и вегетарианского питания, может открыть для себя «новый мир». Начать с сырной пиццы и удивиться: «ничего себе!». Может быть, попробовать что-то ещё и втянуться. Пицца с сыром — это такой переходный вариант, чтобы сразу не шокировать пиццей с тофу и соевым мясом. Однажды кто-то возмутился, что у нас есть вегетарианская пицца: «Парни вы неплохие, но пицца сырная — ужасно...» У каждого своя правда; и спорить о сырной пицце можно долго и, на мой взгляд, это не имеет смысла. Опять-таки выбор есть — 3 варианта веган-пиццы.
ДЕНИС: У нас все-таки открытая кухня, которая подразумевает постоянное общение с посетителями, и вопрос: «вам понравилось?» обязательно нужно задать. От этого можно и нужно отталкиваться, чтобы понимать, что стоит поменять, а что оставить.
ЛЕНА: Всю рекламу мы развиваем своими силами. В основном, это социальные сети, живое общение с людьми: они нас фотографируют, мы выкладываем свои и их фотографии. Это красиво и всем нравится.
АНДРЕЙ: Люди приходят разные, кто-то увидел нас Вконтакте, кто-то в Инстаграме. Есть отдельная группа людей, которые случайно зашли, попробовали и им понравилось. В процессе общения узнаем, что они довольны. Есть те, кто возвращается. У нас часто спрашивают рецепты, но в основном уточняют: «все ли по вегану?». Мы уже устали отвечать и говорим: «да, да». И люди, наверное, не верят. Это очень важный момент.
ЛЕНА: Нам даже как-то девушка позвонила и спросила: «Точно ли торт по вегану? Слишком уж он вкусный». Или: «Как вы делаете этот хлеб?». Хлеб у нас бездрожжевой. Стараемся сделать кухню максимально здоровой.

«Культурный человек — тот, кто из каждой идеи старается брать все самое лучшее для своего развития. И чертит свою линию в соответствии со своими идеалами. Идея вегетарианства — одна из таких. Это действительно лучшее»

ЛЕНА: Ты — то, что ты ешь; и мне кажется, что люди сейчас больше задумываются о том, что они едят, задумываются о качестве. Появляется больше информации про то, как это все делается, появляется понимание об ужасах индустрии мяса. Иногда этого достаточно, чтобы сказать: нет. Чем больше людей узнают, попробуют и поймут это, тем лучше для них и для экологии.
АНДРЕЙ: В какой-то момент я просто захотел изменить что-то, а окружение было преимущественно веганское, поэтому вопрос выбора не стоял.
КАТЯ: Сначала появились знания о вегетарианстве, потом интерес и, конечно, практика. Это как одна из возможностей получить опыт, узнать что-то новое. И я решилась попробовать. Сейчас я не ем мясо уже семь лет.
ДЕНИС: Я проснулся в какой-то момент вегетарианцем. На самом деле, я просто повелся на модой. Задумался, понял, что есть мясо — плохо. Цитируя Бакунина: «Свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого». В этой фразе я заменил слово «человек» на «животное». Тогда для меня всё встало на свои места.
ЛЕНА: Я начала следить за своим здоровьем и поняла, что мясо, которое поступает на рынок не такое — совсем неправильное со всех точек зрения. В детстве я ела деревенское мясо, а уже в городе ощутила разницу, и создалось чувство, что ешь что-то гнилое.
КАТЯ: Сложно найти качественные продукты из мяса и рыбы, с этим согласятся сейчас все. И дело не в том, едите мясо или нет — всегда можно что-то новое попробовать. Это выбор каждого человека. Мы предлагаем нашу кухню всем. Мясоеды приходят, пробуют, им нравится и они удивляются, что это вкусно или, что это полноценная еда. А нам приятно удивлять.
АНДРЕЙ: Главное для нас — открытость во всём. Мы рады, если можем открыть для людей новый мир. Это и для тех, кто уже искушен вегетарианством и веганством, и для тех, кто ест мясо. Я был бы рад, если бы какой-нибудь мясоед не был плохого мнения о веганстве и признал, что это тоже вкусно. Культурный человек — тот, кто из каждой идеи старается брать все самое лучшее для своего развития. И чертит свою линию в соответствии со своими идеалами. Идея вегетарианства — одна из таких. Это действительно лучшее.

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО
Комментарии

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #11924 Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО

Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ Юлей Галкиной.

На «Улице Контейнерной» недавно открылось заведение с небанальным форматом: парикмахерская плюс экспериментальная фотостудия. Здесь людей не только стригут, но и фотографируют (причём последнее – бесплатно). Мы поговорили с автором проекта Levishka's Head Лёвой о том, как понять, какую стрижку хочет клиент, сложно ли быть многофункциональным человеком и как самостоятельно научиться хорошо фотографировать.

СТРИЖКА+ФОТО

Я давно занималась любительской фотографией, потом начала подстригать. Так и появилась идея: подстригать человека и в конце дарить ему портрет. Причём не обязательно фото стрижки: это может быть просто сиюминутный классный портрет. Такой, который можно использовать, как угодно: показать родственникам или загрузить в соцсети.
Я фотограф-самоучка: никогда не была ни на каких курсах. Зато читала профессиональные книги, смотрела обучающие видеозаписи. Для меня большой авторитет - Игорь Сахаров, известнейший фотограф.
Подстригать я училась в академии «Май». Хорошее заведение, где учат основам стрижки и колористики. Пока училась, работала маркетологом. Доучилась – поняла, что хочу большего. Поработав парикмахером, решила, что меня не устраивает предложение на рынке студий и салонов. По сути, я не могу создать ничего своего: мне надо считаться с мнением руководства.

КОФЕ И СИГАРЕТЫ

Несколько лет назад я переехала из Новосибирска, у меня было мало знакомых в Петербурге – соответственно, и клиентская база небольшая. Поэтому я ходила по студиям: была в замечательных местах, познакомилась с классными ребятами. В итоге я пришла в студию Fresh Hairs в ЛОФТ ПРОЕКТЕ ЭТАЖИ. А потом увидела «Улицу Контейнерную»: она притягивает именно тех ребят, которых я хочу подстригать, ради которых хочу работать - они прогрессивные, интересующиеся. Моя целевая аудитория.
Мне было легко начинать своё дело, ведь идею я обдумывала годами. Перед открытием месяц выстраивала план, записала мельчайшие детали. Я знала, что и где нужно будет купить, какую использовать рекламу и так далее. Очень помогло то, что я работала маркетологом.
Мебель заказывала в Studio 12 и очень довольна: всё сделано вручную, с душой. Вообще если говорить о дизайне интерьера, меня всегда вдохновляли музыканты и режиссёры XX века - особенно Джим Джармуш. Так что стол в студии (тоже ручной работы) - это отсылка к фильму «Кофе и сигареты».
Отдельный проект – картины в моей студии: сейчас это портрет Егора Летова, потом его сменит портрет Земфиры.
Подводные камни в открытии бизнеса - незнание и отсутствие стратегии, краткосрочной и долгосрочной, также незнание аудитории и «недоделанные» идеи. Что касается «Улицы Контейнерной», подводных камней нет, всё решаемо.

ЦЕНА+БЕСЦЕННОЕ

В собственной студии я могу совмещать два жанра: стрижку и фотографию. В съемке отказывают единицы: подозреваю, их останавливает лишь то, что портрет может попасть в соцсети. В основном же люди с удовольствием фотографируются. 99 процентов никогда никто не снимал со студийным светом.
Конечно, многим сложно перед камерой. Мне приходится побыть немного психологом. Или, например, сделать снимок неожиданно - когда человек не думает про камеру.
Моя цель - это доступные стрижки: я стараюсь держать минимально низкую цену и всегда иду навстречу человеку. Доступные фотографии – конечно, тоже моя основная забота, поэтому они бесплатные.

РАЗГОВОРЫ И КАРТИНКИ

Есть несколько типов клиентов: те, которые приходят с готовой хорошей идеей; те, которые приходят с идеей, которую надо доработать; люди, которые не знают, чего хотят; наконец, те, которые говорят, что не знают – а на самом деле знают, но боятся признаться.
На первом этапе работы важно понять, чего именно хочет человек. Для этого нужно с ним разговаривать (это, кстати, делают далеко не все парикмахеры). Надо выяснить, кем работает человек, к чему стремится, какой образ ему близок, что его волнует. Что-то не проговоришь – и получится не та стрижка, которую человек хотел. А виноват тот, кто подстригает.
Я люблю использовать картинки. Даёшь человеку журнал – неважно, какой: хоть интерьерный. И просишь рассказать, что нравится: кому-то ближе углы, кому-то – округлости. Это тоже о многом свидетельствует.
Люди не знают о волосах очень многое, часто приходится давать рекомендации по уходу. Например, некоторые девушки не в курсе, что зимой длинные волосы надо прятать, иначе они портятся.
Себя я подстригаю сама. В этом смысле я как сапожник без сапог.

СОБАКИ+ЛАЙКИ

Я веган, и для меня важно, чтобы меня окружали этичные вещи. Это не есть основа позиционирования, но я хочу, чтобы люди об этом знали. Поэтому везде об этом пишу. Однако я против дискриминации. Я не буду ни у кого выпытывать: «Ешь ты мясо или нет?» Я просто обращаю на это внимание: мне кажется, личный пример влияет на людей.
Помимо портретной съёмки мне интересны репортажи. Я призываю поучаствовать соседей по ЭТАЖАМ: хочу снять их работу, причем безвозмездно. Мне, например, нравятся товарищи на скейтах в одном из соседних контейнеров – хочу их пофотографировать. Еще очень люблю снимать животных. У меня две собаки и кошка: они набирают больше лайков, чем лучшая фотография любого человека.

P.S.

Я не хочу останавливать. Хочу быть подвижной. Чтобы идей было больше, чтобы они были глобальнее. Как-то я посмотрела очень крутую лекцию Эмили Вапник – про «мультифункционалов». Если вкратце: есть профессионалы, и есть – мультифункционалы, те, кто в течение жизни занимаются абсолютно разными вещами. Плюс мультифункциональности в том, что такие люди придумывают что-то новое на стыке профессий. Я именно такой человек. Кажется, Стив Джобс тоже был мультифункционалом.

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО
Комментарии

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #11828 Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО

Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ Настей Романовой.

22 января в ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ на «улице Контейнерной» открылось заведение, в котором готовится исконно японское блюдо — «Такояки» (переводится как «жареный осьминог». - Прим. ред.).
Автор идеи Себастьян Данилов — первый человек в России, который начал готовить «Такояки» рассказал, как ему удалось создать частичку Японии, как готовится самое популярное блюдо в Стране восходящего солнца, и почему его идея об открытии заведения удивляет его друзей-предпринимателей.

Я говорил: «Смотрите, такояки — круто!», а мне отвечали: « И кому это нужно?».

С раннего детства я увлекаюсь Японией, эту любовь ненароком привили родители. Тогда-то у меня и появилась мечта — съездить в Японию. В 2013 году мне удалось её осуществить, я находился в Японии почти месяц, ездил по разным городам и был в полном восторге! Мне очень хотелось попробовать одно блюдо — «Такояки». И оно мне настолько понравилось, что, находясь в стране, я его ел каждый день. На тот момент я учился в университете, и учеба шла не очень. То есть учился хорошо, но осознал, что это не мое. И понял, что нужно всё менять кардинально в таком случае. Я полностью перекроил свою жизнь: пошел изучать японский. После возвращения из Японии у меня появилось идея о том, что я хочу готовить «Такояки», хочу открыть свое заведение, хочу создать кусок Японии в нашей стране. Год ушел на мысли об этом, потому что не знал как начать, к чему подступиться. Бизнесом до этого не занимался, кухней и кулинарией — тем более. Пробовал, экспериментировал, тренировался. Начал свою деятельность очень скомкано – привез самое простое оборудование, ничего не слышал про «ресторанные дни». В декабре 2014 года участвовал в рождественской ярмарке, арендовав там фанерную будку, — было ужасно. Начал готовить, ходил домой с кучей посуды, потому что помыть там её было возможности, но в итоге — делал. Один работал без выходных три недели, потому что никто не понимал мою идею. Я говорил: «Смотрите, такояки — круто!», а мне отвечали: «И кому это нужно?». Тогда начал рассказывать через японские сообщества и люди заинтересовались, стали приходить и говорить: «классно, вкусно, открывайся». Несмотря на большие потери, отклик людей меня очень воодушевил. И всерьез задумался об открытии своего заведения. Прочитал о готовящемся проекте «улица Контейнерная» и подумал, что это идеально для меня. Все лето готовил на фестивалях, посетил все самые крупные: «Geek Picnic, «familly fest», «о да еда». Заготавливал всё дома, приезжал на фестивали и устраивал перед людьми перфомансы. Количество желающих прийти в моё заведение росло, но ответа от ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ о «Контейнерной улице» пока не получал. С июля месяца я начал еще готовить десерты «Тайяки» (традиционные японские пирожные в форме рыбки с начинкой из подслащенной пасты адзуки. — Прим. ред.). Долго тренировался, при этом советовался с японцами (учусь в японском центре). Появились интересные советы, с помощью которых я получил навык, и наконец открыл первое заведение с десертами. А самое главное – у меня появилась команда единомышленников.
В декабре я наконец-то переехал в контейнер. Заведение с «Тайяки» оставил на свою одногруппницу, у которой было огромное желание этим заниматься. И мы решили: ты следишь за тем, а я - за этим. Кинул все цели и средства на преобразование контейнера в свое заведение — и у меня получилось! 22 января «Такояки» открылось. Когда в самые-самые первые дни пришло много людей с фестивалей, а я особой рекламы еще не давал, понял — как это классно и приятно. Осенью я готовил в ресторане «La Presse» несколько дней в неделю, чтобы люди не забывали, что проект жив. Но одно дело — люди, которые знают, что такое «Такояки», а другое — привлечение посетителей, не знакомых с японской кухней. Их нужно чем-то заинтересовать, а я приверженец того, что все должно быть сугубо японское. И блюда должны должны быть приготовлены по традиционным рецептам — канонично и правильно. Я общался с бизнесменами, которые говорили: «Да что ты ерундой занимаешься? Включи в меню кока-колу».

Выглядит все классно и интересно. Особенно, когда стружка начинает шевелиться из-за термического расширения и кто-то спрашивает: «Оно живое?».

«Такояки» — это шарики из теста, которое готовятся на рыбном бульоне и выпекаются в печи с полусферическими выемками. В них добавляется осьминог, переворачивается, выкладывается в бамбуковую тарелку в виде лодочки, поливается японским овощным соусом и майонезом, и посыпается стружкой из сушенного тунца. Выглядит все классно и интересно. Особенно, когда стружка начинает шевелиться из-за термического расширения и кто-то спрашивает: «Оно живое?». Этому блюду около ста лет, впервые его начали готовить в Осаке. Потом рецепт распространился по всей Японии. На сегодняшний день я первый и единственный человек в России, который готовит это блюдо. Рыбок «Тайяки» готовят уже давно, а именно «Такояки» — моя идея. У нас представлены виды разных японских чаев самого разного качества от компании «Fukujuen». Например: мате-латте, ходи латте, чекори латте. Матте латте — самый любимый десерт у японцев! Он на основе изумрудного чая маття (маття — это редкий сорт зеленого чая из Японии. - Прим. ред). Его собирают несколько дней в году в определенных условиях, используя для приготовления чая только самые небольшие листочки, — и получается нежный, необычный напиток. Ещё у нас есть пять видов газировки из Японии: дынная, виноградная, апельсиновая крем-сода, кола. Они делаются на фруктозе и у них необычный состав. Например, кола — без калорий.
До тех пор пока я не открыл контейнер, готовил сам. Помощники тоже были, но мне самому нравилось крутить эти шарики и общаться с людьми, рассказывая в процессе готовки про Японию. Когда «Такояки» открылось, я отработал десять полных дней и только потом понял, что теперь могу это дело кому-то доверить. Теперь я спокоен за то, что процесс будет соблюден. В приготовлении достаточно тонкостей: можно испортить форму, шарики могут пригореть.

Я делал это место таким, чтобы прежде всего оно понравилось мне самому. Создавал уголок Японии — того, чего мне не хватало.

Кризис в стране меня сначала пугал. Но сейчас я понимаю, что люди будут по-прежнему приходить не только поесть, но и получить впечатление, благодаря атмосфере. Это — моя цель. Я делал это место таким, чтобы прежде всего оно понравилось мне самому. Создавал уголок Японии — того, чего мне не хватало. Японцы, которые приходят, говорят: «Да, все так, как надо». И это супер. И для меня главное – довольны люди, которые хотят окунуться в атмосферу Японии, но у них нет возможности туда отправиться. Я надеюсь, что даю им возможность перенестись в эту страну хотя бы на время. Поток людей в основном целевой. Многие смотрят с опаской и недоверием: «Ой, это, наверное, недоваренное...». Боятся попробовать, но потом все-таки покупают и говорят: «Так вкусно, плохо рекламируете!». Интересно наблюдать, как кардинально меняется их реакция. Люди не подготовлены к такой кухне — вот и все. Все продукты я закупаю у поставщиков, которые сертифицируют свой товар. Это была большая и долгая работа, чтобы найти все недостающие ингредиенты. Сейчас весь процесс отлажен от и до.

Большое количество моих друзей-предпринимателей не понимают, что я начал свое дело не для того, чтобы заработать деньги, а для того, чтобы развить идею.

Сомнения у меня были, они есть и сейчас. Наверное, у меня нестандартный подход к бизнесу.
Большое количество моих друзей-предпринимателей не понимают, что я начал свое дело не для того, чтобы заработать деньги, а для того, чтобы развить идею. Говорят: ты можешь увеличить цену на это, покупать более дешевые продукты, — а мне не хочется.
Мне приятно, что я строю бизнес таким образом. Сначала потерь было действительно много. Иногда даже на фестивалях с большой посещаемостью я работал в убыток. Но все равно я сумел отладить процесс и выйти уровень, когда дело приносит прибыль, — это определенно. Результат меня устраивает, ведь я делаю то, что хочу.

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО
Комментарии

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #11651 Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО

Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ Юлей Галкиной.
13 февраля на Улице Контейнерной официально открывается кафе Fitness Food — единственное в Петербурге ориентированное на тех, кто сидит на белковой диете по методу Пьера Дюкана (или просто ведёт здоровый образ жизни). До этого почти две недели Fitness Food работало в техническом режиме — от посетителей не было отбоя. Кафе и доставку продуктов запускают однокурсницы Ксения Антипина и Злата Михневич. Мы поговорили с ними о том, почему молодой возраст — плюс, а не минус для бизнесвумен, как выжить маленькому кафе в большом городе и чем фитнес-бургеры отличаются от обычного фастфуда.

ПРО СТАРТ

ЗЛАТА: Мы с Ксенией познакомились пять лет назад, когда учились на факультете журналистики СПбГУ (по профилю «международная журналистика»). Сразу подружились.
КСЕНИЯ: В какой-то момент задумались, чем бы таким интересным заняться. Идей было много. Сначала мы планировали сделать собственный журнал, но решили, что это нерентабельно, да и опыта у нас пока нет. Кроме того, этим просто некогда было заниматься: окончание учёбы, диплом...
Летом мы снова встретились и стали обсуждать, что же делать дальше. Злата сидела на диете Дюкана, начала заниматься спортом. Я тоже активно занимаюсь спортом. Мы выяснили, что на белковой диете сидит большое количество людей. Магазины, предлагающие продукцию по этой диете, пользуются популярностью. А специализированных кафе, по сути, и нет — разве что «фитнес-вкладыши» в меню отдельных заведений. И доставки нигде нет.
Мы решили сделать кафе, ориентированное на доставку, и скоро запустим её по Центральному району. Потом планируем расширяться.
ЗЛАТА: В комментарии для статьи в «Деловом Петербурге» мы называли цифру 40 тысяч «дюкановцев» — но, думаю, в городе их гораздо больше. Мы, конечно, не проводили соцопрос, но активно мониторили группы специализированных магазинов в соцсетях — оттуда и вывели приблизительную цифру.
КСЕНИЯ: В Петербурге был ресторан «Можно», в котором готовили блюда по принципам диеты Пьера Дюкана. Он закрылся. Думаю, проблема была как раз в формате ресторана. Он был большой и почти всегда пустой. Мы же делаем ставку на доставку и формат take-away. Хотим развивать сеть в разных районах города.
ЗЛАТА: Ещё одно наше отличие от «Можно»: у них в меню были банальные блюда вроде куриной грудки. У нас же формат фастфуда.
КСЕНИЯ: Бургеры, сэндвичи, тортильи — всё, что можно взять с собой и съесть по пути.

ПРО ПОВАРОВ

КСЕНИЯ: Толчок к развитию своего дела дали наши семьи. Они нам помогли на начальном этапе, рассказали про все плюсы-минусы. Мы, конечно, всё сделали по-своему, но старались прислушиваться.
У нас со Златой, мне кажется, есть коммерческая жилка. Мы работали до этого в проектах, связанных с рекламой и маркетингом. Поэтому знали, как раскрутить своё место. Кстати, сначала думали, что у нас будет большое кафе, смотрели площадки около 50 квадратных метров. Потом поняли, что нам этого не надо. В итоге у нас 15 квадратных метров.
На ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ мы вышли совершенно случайно. Около двух месяцев искали помещение в разных частях города. А в декабре я вместе со своим дядей оказалась на выставке в ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ, и там мы узнали про проект «Улица Контейнерная». Прогулялись, посмотрели. В этот же день я позвонила в ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ, и мне сказали, что незанятым остался всего один контейнер. Нас всё устраивало, мы остановились на этом варианте, сразу стали делать ремонт, заниматься оформлением бумаг.
ЗЛАТА: Начали искать шеф-повара, поиски были достаточно сложные. У кандидатов — свои запросы, мы же были ограничены в возможностях, и в плане зарплаты, и в плане специфического формата — здесь довольно маленькая кухня.
КСЕНИЯ: Есть ещё такой момент: повара же обычно специализируются на каких-то определённых кухнях — русская, европейская и так далее. А по Дюкану — нет ни одного.
ЗЛАТА: В итоге всю специфику мы вместе узнавали с нуля. Несколько месяцев назад начали сотрудничать с бренд-шефом Михаилом Степановым, он нам составил авторское меню и продолжает с нами сотрудничать дистанционно. Непосредственно на кухне работает Ярослав Кондрашевич, которого привлекла наша идея.

ПРО ДИЕТУ ДЮКАНА

ЗЛАТА: Мне кажется, диета Дюкана стала такой популярной, потому что её достаточно легко соблюдать. Важный момент: вы можете кушать в любое время суток, в любом объёме. Но лишь определённый спектр продуктов — есть список, там около сотни наименований.
Очень многие люди в возрасте любят эту диету. Моя мама на ней похудела. До этого она всегда говорила, что не может соблюдать строгие ограничения: например, голодать или не есть после шести вечера. И когда лет пять назад она села на диету Дюкана, не могла нарадоваться: «Неужели я могу есть, сколько хочу, и хоть в 12 ночи!»
КСЕНИЯ: Первоначально эта диета включала в себя только творог, яйца и куриное мясо — обычные продукты. Потом стала постепенно расширяться. Мы предлагаем абсолютно уникальное меню: те же бургеры — в городе таких нет. И это не просто нечто, завернутое в листья салата — там есть булочка, есть говяжья котлета, прямо как в «Макдоналдсе». Но при этом бургер полностью соответствует диете.
У нас есть своя пекарня, поэтому в ассортименте порядка десятка десертов: чизкейки, брауни, тирамису и так далее. По вкусу практически ничем не отличаются от обычных кондитерских — но они правильные и содержат очень мало калорий, полностью подпадая под диету Дюкана.
ЗЛАТА: Никакого сахара и муки. Для тех, кто ведёт здоровый образ жизни, это важно.
Диета Дюкана включает в себя три этапа. Первый — самый короткий: от 4 до 7 дней, в зависимости от количества лишнего веса. Он полностью белковый: организм подготавливается к последующей длительной диете, белок «выгоняет» лишнюю жидкость из организма (тут надо отметить, что диета не подходит людям с проблемными почками). На втором этапе добавляются овощи. И третий этап идёт на закрепление веса: в рацион потихоньку добавляются крахмалосодержащие продукты, бобовые — макароны, картошка и прочее.
КСЕНИЯ: В меню Fitness Food мы сделали ставку на второй этап, так как он самый длительный.

ПРО ПОСЕТИТЕЛЕЙ И ФЕСТИВАЛЬ «ВКОНТАКТЕ»

КСЕНИЯ: У нас нет чёткого графика, мы работаем семь дней в неделю, 24 часа в сутки. Это изматывает, но что делать: главное — начать.
ЗЛАТА: Нам очень нравится дело, которым мы занимаемся.
КСЕНИЯ: Молодой возраст в ведении бизнеса, мне кажется, скорее, помогает, чем мешает. Например, я чётко вижу новые тенденции — те, которые люди в возрасте не могут заметить. Быстро схватываю изменения, понимаю техническую часть: могу работать в различных редакторах, с вёрсткой, с программированием. Плюс на мне smm: далеко не все могут работать с соцсетями.
ЗЛАТА: В дальнейшем — помимо того, что обязательно будем расширяться — планируем участвовать в различных фестивалях.
КСЕНИЯ: Нас уже пригласили на следующий фестиваль «ВКонтакте», мы обдумываем предложение. Летом будем участвовать в фестивале «О да! Еда!».
У нас ещё не было официального открытия: мы 10 дней работаем в техническом режиме. И уже такой плотный поток посетителей! Честно говоря, мы к нему были не совсем готовы — наши повара немного не справляются, поэтому мы решили сбавить обороты рекламной кампании, чтобы наладить внутреннюю работу кафе. Как только она наладится, будем участвовать в мероприятиях, сотрудничать с магазинами. Планов полно.
Половина из тех людей, кто к нам приходит, — подготовленные, они знают, что такое диета Дюкана. Половина — те, кто просто проходил мимо. Подготовленные спрашивают про этапы. А тех, кто проходил мимо, мы знакомим с диетой: рассказываем, что у нас правильное питание, любое блюдо из меню не нанесёт вреда организму.
ЗЛАТА: Интересно, что приходят и женщины, и мужчины, и дети.
КСЕНИЯ: Мы думали, что будет чисто женская аудитория, но нет. Я сегодня просмотрела посещаемость нашего сайта: так вот, мужчин больше!

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО
Комментарии

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #11560 Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО

Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ Настей Романовой.

Mister Cat — недавно открывшееся кофейня в ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ, но уже успешно завоевывающая посетителей своим кофе и рыжим котом на стакане.
Александр Беспалов рассказал о том, почему в бизнесе важна гармония и баланс, какими качествами должен обладать кот и почему любой кофе из зерен — настоящий.

Я считаю, что нужно сначала создать идею, потом место. Не наоборот, как у многих, - сначала место, а потом идея. Ведь есть вероятность того, что место опустеет без идеи.

Мысль открыть свое дело появилась внезапно, но с другой стороны – она долго планировалась. То есть, я не знал, когда смогу свою идею осуществить, но ситуация сложилась так, что в один момент резко решил — нужно делать.
В кофейном бизнесе я уже давно – шесть лет; первое мое место работы, связанное с кофе – «Costa Coffeе». Очень крутая кофейня, я до сих пор о ней хорошего мнения. В то время я получил высшее образование и понял, что работа в офисе и чертеж квадратиков - по специальности я «морской инженер» - не для меня. Мне нужно бегать и двигаться, поэтому я решил создать дело с нуля — и меня очень ломало. Начинал с помощника бариста, проработав пять лет, стал директором кофейни и понял, что нужно что-то менять, потому что новые кофейни не открывались, и я достиг пика своего развития, после которого ничего, как оказалось, - и я уволился.
Но и тогда я не начал своё дело, а пошел в Старбакс. Снова по знакомому пути — дом, работа. Именно в Старбаксе идея четко и полностью сформулировалась в моей голове, потому что там действительно «система». Можно пронести что-то свое, но трудно и работает только определенная схема, налаженная изначально, а новое «пронести» трудно. Так я проработал четыре месяца: много узнал о кофе, но чувствовал себя роботом. C “Costa Coffeе“ всё началось в Петербурге, и я с удовольствием начал развиваться вместе с ними, потому что новые проекты – всегда интересно, много энергии от тебя самого и много принимают от тебя, твои идеи особенно востребованы, когда ещё ничего не работает как единый механизм.
В «Starbucs» из-за постоянной рутины меня охватило меланхоличное настроение, может, поэтому я решился на что-то своё.
Именно тогда мы с моим братом Алексеем решили: пора открывать свою кофейню. Делать то, в чем я разбираюсь. Одновременно мы понимали, что кофеен в городе открыто очень много, – но заметили, что у них с названиями не очень. Мы гуляли по городу, заходили в кофейни, а запомнили только несколько, благодаря названию.
Тогда начали и мы что-то думать с названием, перебирали банальные вещи, и мой брат просто внезапно сказал: Мистер Кэт. Он более творческий, чем я. Мы даже логотип не придумали, но в итоге он меня убедил: окей, Мистер Кэт.
Я считаю, что нужно сначала создать идею, потом место. Не наоборот, как у многих, - сначала место, а потом идея. Ведь есть вероятность того, что место опустеет без идеи. Придумали название и стали вырисовывать логотип. Составили опрос среди десяти-пятнадцати знакомых, выбрав прилагательные, которые, как нам бы казалось, подходили бы нашему коту — интеллигентному, хитрому, очаровательному, – все это должно быть у него в глазах! Мы продолжали искать лучший кофе, лучшее оборудование и лучшее место. Оказалось, что качественное молоко очень сложно найти. Мы с Алексеем ходили по кофейням, пробовали – и даже высматривали молоко!
Первая кофейня открылась на Садовой. И то я не считаю, что место было идеальным, в магазине рядом с нами были цветы, и я на тот момент весь одухотворенный подумал: цветы прикольно же, наверное!
На сначала всё получилось — мы открылись, стали развиваться.
В раскрутке очень помогал инстаграм и это действенный метод. К нам начали приходить люди. Мы и сейчас продолжаем активно развивать инстаграм. Я люблю фотографировать; так соединяю и хобби, и полезное дело.
Но случилось так, что наши цветочники-арендаторы съехали и нам тоже пришлось, потому что не потянули аренду.

Очень важно в выборе места - хорошее проходное место должно быть не слишком проходное.

И снова появилось испытание — брата забирают в армию.
Но при стечение обстоятельств, как у нас пошло с самого начала, получилось так, что мы случайно зашли в ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ. Место, которое мы сейчас арендует, оказалось свободно. Зашли бы мы на неделю позже — было бы занято.
Кризис, кстати, несмотря на то, что кофейни открывались и закрывались, нас не пугал: вложений было минимум. Очень важно в выборе места - хорошее проходное место должно быть не слишком проходное.
В ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ действительно креативное пространство.
Рядом с нами располагается ещё кофейня, и сначала мы боялись конкуренции, думали: справимся ли мы. Теперь считаем, что справимся, тем более конкуренция здоровая — это радует.
Мы еще с Садовой зарекомендовали себя, как хорошие ребята и к нам оттуда идут люди, а мы им рады; в Этажах тоже начали завоевывать своих гостей. При изготовлении кофе мы используем одни из лучших зерен - это смесь хаусбрандт из Италии. Арабику - мне нравится, когда она немного с кислинкой - смешиваем с робустой, которая чуть-чуть горчит, - в этом балансе готовится отличный кофе. Арабика вредная, в смысле тяжело найти правильный подход. Например, если кофе полежит в помещении с большой влажностью, вкус уже будет другой. И я хотел максимально приблизиться к этой смеси, потому что вкус становится стабильным. Зерна-то растут на двух деревьях: арабике и робусте, а сортов у кофе миллион и приготовить кофе можно в множестве вариантов. А кофе везде настоящий, надо только уметь его приготовить.

На стаканам с нашим котом мы пишем маленькие пожелания от бариста и от кофейни в целом. Это может быть какая-нибудь цитата, шутка, пожелание, рисунок, - все это приходит в голову, когда общаешься с посетителями. Гости приносят нам очень много новых идей, вкусов, рецептов, мы учитываем пожелания наших гостей, добавляем свое и получаем гармонию. Баланс. У нас будут постоянные сезонные предложения: весенние, летние, осенние, зимние.
Постоянное стремление к балансу — это очень важно. В будущем - надеемся, что в ближайшем - хочется открыть кофейню со столиками. Уютную, небольшую, стильную. И обязательно с котом.

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО
Комментарии

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #11468 Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО

Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ Юлей Галкиной.

Ольга Сударева и Михаил Берёзин – партнёры по бизнесу и супруги по жизни – почти полтора года назад переехали в Петербург из Москвы и открыли в ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖЫ магазин подарков EnjoyMe. Предприниматели рассказывают, как запуститься в кризис и не опустить руки, чем размеренность северной столицы лучше московской жёсткости и почему изделия российских дизайнеров стоят так дорого.
«Хочется сделать что-то своё»
Ольга: Мы вместе с Мишей работали в научно-исследовательском центре в Москве и не были никоим образом связаны с предпринимательской деятельностью. Но в какой-то момент пришло внутреннее понимание: хочется сделать что-то своё. Решили начать с обучения в Школе бизнеса при Московской торгово-промышленной палате — там был курс, посвящённый тому, как запустить стартап.
Михаил: Ремарка – с чего бы вы ни начали, всё равно окажется, что не с того. Что бы ни прочитали и ни посмотрели, это не очень поможет. Даст подсказки, но разбираться придётся самостоятельно. Ольга: У меня достаточно богатый управленческий опыт. Экономические вопросы, формирование бюджета и штата, ведение документации – всё это было в моей компетенции. Наверное, это помогло в том смысле, что у меня не было и нет страха перед бюрократической стороной бизнеса. В остальном весь наш богатый опыт не особо пригодился. Что действительно пригодилось, так это опыт общения с людьми. Для меня нет разницы, кто зашёл в магазин: взрослый, молодой, подросток. С любым человеком достаточно легко завести разговор. Задумавшись о собственном деле, мы начали рассматривать разные варианты. Так, у меня была мысль открыть школу-мастерскую. Мы составили бизнес-план, готовили проект и даже общались на эту тему с Ольгой Захаровой – на тот момент директором Парка Горького. Она была не против запустить наш проект, но возникли нюансы, которые мы на тот момент не потянули бы.
«Ритм на полшага спокойнее»
Михаил: 3 сентября 2014 года мы с Ольгой поженились, а спустя месяц, 3 октября, открылся наш магазин в Петербурге, в ЛОФТ ПРОЕКТЕ ЭТАЖИ.
Ольга: Все нас спрашивают, почему мы уехали из «тёплой» Москвы – из устроенного быта. В Москве нам есть где жить, там у нас замечательные друзья – а здесь не было ничего. Но нам нравятся эксперименты. Кроме того, я всегда любила Петербург.
Михаил: А я вообще родом с Сахалина, и мне близка морская тематика. Уезжать же куда-то на тёплое море пока чересчур: мы не можем слишком удалиться от Москвы, нас к ней очень многое привязывает. Так что ближайшим направлением был Петербург.
Ольга: И ещё мы подустали от активного ритма Москвы, хотя и нормально в него вписывались. Там всё жёстче, надо биться. Здесь ритм на полшага спокойнее.
Михаил: Сейчас, когда мы приезжаем из Петербурга в Москву, нам говорят: «Вы какие-то медленные стали».
Ольга: Моя мама говорит: «Оля, какая ты спокойная!» Но изначально было сложно. Например, ты отправляешь письмо человеку, у тебя есть дедлайн – и ты ждёшь, что на письмо сразу ответят. Но ответа нет, допустим, неделю. И это нормально. Мы вошли в этот ритм, поняли: человек, помимо того, что работает, ещё и живёт – и это важнее. В Москве же на первом плане работа и деньги. «Слушайте, ну вы отчаянные» Ольга: У нас есть друзья, более восьми лет прожившие в Лондоне. Они обладают эксклюзивными правами на представление в России некоторых из тех марок, которые мы продаём в EnjoyMe: английской Joseph Joseph и канадской Umbra. Также они единственные поставщики некоторых других брендов. У них был на тот момент (и есть сейчас) интернет-магазин EnjoyMe. Они начали задумываться о франшизе, но это были просто мысли. Как-то раз мы разговорились: сказали, что хотим оставить работу, открыть магазин, в который люди смогут приходить – причём в Питере. Александра Хлопушина, владелица EnjoyMe, сказала: «Слушайте, ну вы отчаянные. Почему в Петербурге?!» А потом сама вернулась в Россию и открыла магазин в Москве.
Михаил: В самом начале мы ничего не понимали в продукции. Александра дала нам список из пяти тысяч наименований и сказала: «Выбирайте, что нравится». Была статистика продаж в интернет-магазине, но она оказалась нерелевантной. Выяснилось, что людям нравится на картинке на сайте вовсе не то же, что они выбирают «вживую» в магазине. Так что наша первая закупка была не очень правильная. Кроме того, мы открыли 3 октября 2014 года магазин, на 100% заполненный импортным товаром. И вот в середине ноября мы следим за курсом валют и понимаем: что-то неладно. На нашем месте любой другой отчаялся бы.
Ольга: Сама Саша, когда сюда приезжала, сказала: «Я бы на вашем месте уже давно закрылась». Но мы не отчаялись и к настоящему моменту окрепли.
Михаил: Не отчаяться помогла работа. Единственный рецепт: брать и делать.
Ольга: Москва учит не сдаваться. Нужно пытаться искать варианты, смотреть шире. Первое, что мы сделали - уменьшили площадь магазина и таким образом сэкономили на аренде.
Михаил: Кроме того, сделали более грамотную выкладку: начали искать российских производителей. Найти отечественные товары сопоставимого с мировым качества сложно, но сейчас у нас таких уже 20%.
Ольга: Почему так получается с российскими дизайнерами? Дело в том, что в нашей стране найти сырьё для производства чего-либо не в промышленных, а в средних объёмах – причём по доступной цене – очень сложно. Получается, что себестоимость товара, производимого в России, изначально дорогая и затем, когда вы закладываете в неё аренду, красивую упаковку и прочее, она вырастает до неприличия. Люди в России, которые всё же берутся производить, большие молодцы.
Михаил: Качественный российский дизайн существует, но эти вещи стоят невероятно дорого. Вплоть до того, что дизайнерская вешалка может стоить три тысячи рублей.
Ольга: Наглядный пример – наши друзья, которые делают шляпы ручной работы. Купить качественный (не китайский) колпак – дорого, себестоимость без работы составляет около четырёх тысяч рублей. Они всё пришивают вручную, прорабатывают каждый экземпляр. Когда эту шляпу выставляют на продажу в магазине, цена составляет восемь-девять тысяч рублей. Карта креативного человека.
Михаил: Практически каждую вещь, представленную в магазине, мы используем сами. Наверное, мы такие единственные: можем рассказать об опыте использования каждого предмета – от ланчбокса до рюкзака.
Ольга: По отношению к покупателю мы занимаем дружескую позицию.
Михаил: Оля помнит людей без всяких чеков. В связи с тем, что раньше она много работала эйчаром, у неё развилась невероятная память на лица. Она запоминает людей, которые приходили всего один раз. Конечно, это их впечатляет.
Ольга: Людям это правда приятно. Ведь в обычной жизни мы обделены человеческим вниманием. Мне же хочется, чтобы люди чувствовали себя в магазине комфортно. У нас даже дисконтная карта называется «карта креативного человека», а также есть «анкета друга». Экологичность.
Михаил: Мы не продаём китайские подделки. Например, у нас представлен набор ёмкостей для специй бренда Qualy из Таиланда. Вообще продукцию этой компании очень любят копировать, и этот набор - одна из самых подделываемых вещей. Копия стоит на порядок дешевле, материалы совершенно не те, качество изготовления оставляет желать лучшего. Но всё это сложно понять, не зная, как выглядит оригинал. Люди заказывают у непонятных продавцов, потом расстраиваются - посетители нам рассказывали о таких случаях. Оригинальная продукция Qualy делается из очень качественных материалов, они педанты! У них даже упаковка из полностью вторично используемого картона, а печать сделана органическими чернилами. У бренда по этому поводу есть своя философия. Потом, у нас представлены кружки для кофе KeepCup, тоже из пластика. Почему одна такая кружка стоит 1000 рублей? Кружка сделана в Австралии, компания имеет B Corp certification, подтверждающий её экологичность. KeepCup используют полностью переработанные пластики. Количество пластика в одной такой кружке - как в 20 одноразовых стаканчиках, но пользоваться ею можно минимум два года. Это классный стакан, который можно давать бариста в кофейнях, чтобы в него наливали напиток. А в Starbucks вам ещё и сделают скидку на стоимость стаканчика. Что дальше.
Ольга: В дальнейшем мы бы хотели открыть второй магазин с ассортиментом подарков сегмента премиум. И второе интересное нам направление – искать и продвигать российских производителей. Их же на самом деле много интересных. Но есть такой момент: люди, которые умеют что-то делать, совсем не «коммерческие». Они не умеют себя продавать. Хотелось бы как-то выходить на них, браться за них, «тянуть».
Михаил: Кризис есть кризис, но что-то мы можем делать качественнее и дешевле, чем за рубежом. И, может быть, даже идти на экспорт.

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО
Комментарии

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #11178 Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО

Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ Юлей Галкиной.

Братья Иван и Александр Кошкины пришли в кальянный бизнес чуть больше года назад. Сейчас у них — идеально отлаженная сеть из пяти заведений, в том числе кальянная «Радио Багдад» в ЛОФТ ПРОЕКТЕ ЭТАЖИ. Братья рассказали нам, как так получилось.

Иван: Мы никогда не работали по найму — «на дядю»… Хотя нет, стойте: были три ужасных дня в магазине одежды. Я работал продавцом-консультантом. Проходил в этот магазин два дня, на третий приехал и сказал: «Извините, больше я тут работать не буду». Просто понял, что это не моё: совершенно бездарная трата времени.

Александр: А в моей жизни были три ужасных часа работы официантом в кафе на Невском (сейчас его уже не существует). Посетители там были специфические: ребята на крутых джипах. Разносить им подносы оказалось не очень весело. Я тут же понял, что это не моё.

Иван: Мы вместе учились в университете — по туристической специальности…

Александр: …Кстати, пару лет назад даже создали свою турфирму, но, опять же, поняли, что это не наше.

Иван: Так вот, сидя на последней парте, однажды решили: надо что-то делать. Пошли в один бар…

Александр: ...Просто с улицы, в кармане — ноль рублей.

Иван: Организовали вечеринку, на которую пришли наши друзья-студенты. Заработали деньги. Стали двигать дальше вечериночную тему.

Александр: За восемь лет мы организовали огромное количество мероприятий практически на всех городских площадках — от маленьких баров до крупных концертных залов. Стали мастерами привлечения людей в самые разные заведения.

Иван: Один год и один месяц назад мы начали открывать кальянные. Сперва — просто для себя, потому что сами постоянно курили кальян. Первым появилось заведение в Поварском переулке. Сейчас мы управляем сетью из пяти кальянных, в том числе «Радио Багдад» в ЛОФТ ПРОЕКТЕ ЭТАЖИ.

Александр: Вечернее времяпрепровождение переросло в работу.

Иван: Так выходит, что все наши проекты открываются в течение двух недель. Почему так быстро? Всё очень просто: не спим ночами и много работаем.

Александр: В Этажи мы пришли в этом году. Кальянная здесь уже была — она открылась в 2013-м. Название мы оставили, но поменяли мебель (была жёсткая — стала мягкая) и расширили ассортимент табаков.

Иван: Название «Радио Багдад» отсылает к арабской культуре. Люди собираются, заказывают кальян, курят, общаются. Это сближает. На фоне кальяна диалог идёт гораздо легче.
Первый совет тому, кто никогда не курил кальян, но хочет прийти и попробовать — расслабиться. Кроме того, как известно, на голодный желудок кальян лучше не курить — может стать плохо. В «Радио Багдад» пока нет своей кухни (только десерты), но найти какие-нибудь закуски в Этажах не проблема: можно, например, зайти в кофейню «Зелёная комната».
Мы планируем организовать кухню и в кальянной. Вообще будем увеличивать заведение. Плюс хотим поменять ценовую политику — сделать её ещё более привлекательной. Увеличим количество игровых приставок: люди любят прийти покурить и поиграть.

Александр: По будням в вечернее время будем показывать интересные фильмы. Точно не голливудские (их можно и в кинотеатре посмотреть) — скорее всего, арт-хаус, кино со смыслом.
Ещё из культурной программы: сейчас у нас, бывает, играют музыканты — на гитаре, восточных инструментах. А бывает — музыканты просто заходят. Например, в ноябре был Андрей Запорожец (SunSay, ex-5'nizza). Он давал концерт в Этажах, после чего пришёл к нам покурить кальян и пообщаться с поклонниками. Ещё Krec частенько заходил — чая попить.

Иван: Обычно наш рабочий день выглядит так: просыпаемся и бежим сломя голову работать. Дел очень много, надо постоянно следить за всеми нюансами, развозить по заведениям табак (к нам он поступает из стран-производителей: Индии, Египта, Иордании и так далее). Время от времени приходится ночевать на работе.

Александр: Фактически мы работаем по 24 часа в сутки, без выходных. Бывают экстренные ситуации, когда приходится спать всего по 2-3 часа. Обычно такие ситуации связаны с персоналом: кто-то проспал, не пришёл на работу.

Иван: Кстати, отбирая персонал для кальянных, мы обращаем внимание, в первую очередь, на следующие критерии: привлекательная внешность, опыт общения с людьми и навыки забивания кальянов. Все эти качества должны присутствовать.

Александр: В итоге из ста кандидатов подходит один.
К нам приходят разные люди: креативщики, студенты. Много приезжих. Тем из приезжих, кто готов хорошо работать, мы помогаем: они зарабатывают, снимают квартиру, закрепляются в Петербурге.

Иван: В том, что мы братья и при этом вместе работаем, сплошные плюсы. У нас почти нет конфликтов, мы понимаем друг друга и доверяем друг другу. Абсолютная гармония.

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО
Комментарии

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #11156 Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО

Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ Настей Романовой.

Маша Орлова – создательница сети магазинов «Good Mood Shop» и совсем недавно открывшегося магазина закрытого типа «Чб [Чэ-бэ] Монохром» в Лофт Проект Этажи в непринужденной беседе рассказала о том, как ей удалось воплотить свои мечты об интересной и удивительной работе в реальность.

Можно прочитать много статей и книг, но абсолютное копирование чужого, даже очень хорошего, не значит, что у тебя это будет работать.

Я занимаюсь развитием своего бизнеса уже шесть лет. Началось всё в Великом Новгороде – в городе, в котором я родилась. Однажды я наткнулась на группу, в которой девушка из Новгорода продавала вещи и украшения ручной работы. Хочу отметить, что её работы и оформление группы произвели на меня большое впечатление. Вдохновившись творчеством этой девушки, я решила попробовать создавать свои украшения из полимерной глины, одновременно продавая вещи секонд-хенд. Чуть позже, развиваясь, я стала получать не только удовольствие, но и доход. Продавая вещи секонд, украшения из полимерной глины и подвески, я приобретала новых клиентов, росли объемы заказов и покупок. C утра до ночи я только и делала, что лепила, запекала, лакировала, собирала украшения. Также нужно было выделять время, чтобы отдавать заказы и вести группу. Этот период научил меня усидчивости, пунктуальности и самоорганизации. Большое внимание нужно было уделять оформлению, стилю и фотографии – каждый товар необходимо снять четко, качественно и интересно, чтобы было приятно смотреть и хотелось бы приобрести. Это не прописная истина, это мое внутренне ощущение, инстинктивные чувства, но они очень помогают в работе. Самый важный вопрос, который надо проработать – это идея. Можно наклепать сотни одинаковых магазинов с одеждой или бижутерией просто для получения денег, но рано или поздно они умирают, так как не имеют движения. Моей идеей было создать такое место, чтобы в нем было приятно и комфортно находится молодым людям – подросткам, которых часто не принимают за полноценных членов нашего общества. Если ты маленького роста – отправляют в детский отдел. Поэтому в один день сформировалась мысль – открыть такой небольшой магазинчик, где можно найти и немного одежды, и бижутерию, и другие интересные вещи, с самым главным – действительно достойным отношением к покупателю. Для того, чтобы все получилось, нужны предпосылки. В моем случае – это еще несколько лет работы в интернете, поиск товара, реклама, изучение юридической информации, маркетинга и менеджмента.
Я открыла свой первый магазин в Новгороде. Долгие поиски помещения, маленький стартовый капитал – но я искала и через какое-то время нашла помещение, которое мне очень понравилось. Предложила своей подруге мне помочь, потому что мне было страшно начинать бизнес самостоятельно. Мы всё делали своими силами – красили стены, клеили обои. Сами придумали дизайн и стиль. Надо отметить, что можно прочитать много статей и книг, но абсолютное копирование чужого, даже очень хорошего, не значит, что у тебя это будет работать. Учиться нужно, но создавать надо свое, основываясь на интуиции и своем мнении.

«Буквоед» и «Комус» – бренды заезженные и банальные: либо это дорого и качественно, либо недорого и скучно.

Сейчас я хочу заниматься преимущественно канцелярскими товарами, потому что нет крутой конкуренции, так как интересную канцелярию можно найти в европейских магазинах, корейских и китайских. Некоторые бренды, конечно же, интересные; при этом моя цель – создать классный российский бренд, специализирующийся на распространении необычных канц. товаров. Я считаю, что «Буквоед» и «Комус» – бренды заезженные и банальные: либо это дорого и качественно, либо недорого и скучно. Меня же интересует работа не просто с дизайнерами, а с художниками. Например, я устраивала конкурс в своей группе , и мы выбирали самые интересные обложки, из которых впоследствии создавались наши скетч-буки.
Спустя некоторое время, после открытия первого магазина, поступило предложение уехать в Питер, и я подумала, что можно совместить переезд и открытие другого магазина. Переехав, нашла помещение в Этажах и поняла, что это место - моё. (прим. редактора: «Good Mood Shop» открыт в ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ два года). Наши цены приближены к массмаркету, рассчитаны на среднего потребителя. Например, как H & M – то, что общедоступно и понятно. Сейчас мне часто пишут дизайнеры, предлагают свои связи с «космосом», свои рисунки. Но я не понимаю многих их предложений , поэтому не предлагаю потребителю. То есть, я продаю то, что мне понятно. Вижу, например, натюрморт, – да, он мне понятен. Но, если я вижу непонятный рисунок, который для меня ничего не несёт, я не смогу его продать. Ещё один важный для меня пункт – мы не хотим продавать вещи, сделанные из животных: кожа и мех – это нечеловечно. Для меня этичность – отказ от пластиковых, полиэтиленовых пакетов, переход на крафтовые материалы. В наших магазинах многие продавцы работают более двух лет, что говорит об огромном опыте и положительном отношении к магазинам. Когда мы искали продавцов для первого магазина в Новгороде, пришло несколько десятков резюме. Продавец – твой друг, с ним можно поговорить на общую тему, посоветоваться. Я всегда предлагаю заниматься чем-то, не входящим в обычные, служебные обязанности – фотографировать, вести группу и многое другое. Я езжу в Новгород каждую неделю – помогаю продавцам, мы вместе что-то исправляем. Это важно, потому что ты сам оцениваешь ситуацию и видишь, как и что нужно переделать. В отношениях между работодателем и сотрудником важную роль играет уважение: без него не бывает качественной работы.

Создавая свою систему, можно получить свободу.

Мне интересно, как представляют себе работу начинающие предприниматели? Наверное, думают, что мы сидим у телевизора круглые сутки, ничего не делаем и получаем за это деньги. Хочу развеять эти мифы – у меня нет даже выходных и отпусков, так как на отдыхе я также работаю. Магазины стали для меня, как дети, за каждым нужно ухаживать, каждого нужно развивать. Весь мой день соткан из звонков, ответов в соц. сетях, работы с продавцами, фотосъемкой, заказом и получением товаров, решением конфликтов. Наверное, на протяжении всех лет моей работы не было ни дня, чтобы я не думала о своем деле. В мыслях давно было желание открыть магазин со своим входом и большей площадью. Как только нам подвернулся шанс, мы начали разработку проекта – все придумали сами, сделали сами, поэтому магазин получился очень душевным. Сейчас есть хорошая тенденция - развитие предпринимательства у молодежи. У меня есть знакомые, которые открывают свои фирмы, магазины, интернет-магазины. Но, наверное, сиюминутно хорошо все бывает только в сказке – придумал идею, пришел инвестор, дал средства и все – ты бизнесмен. В реальной жизни такого нет. За всем стоит колоссальный труд. Не рассчитывайте, что завтра вы станете миллионером – это завтра может наступить и через пять лет, и через десять, и вообще не наступить. Многие говорят об успехах и достижениях в бизнесе – я же хочу рассказать о своих ошибках. Ежедневно анализируя свою деятельность, я поняла, что самая главная моя ошибка – ведение бизнеса с друзьями, потому что из-за разного отношения к общему делу, я потеряла эту дружбу. Для меня мой бизнес - дело жизни, а для них – всего лишь средство заработка. Поняв это, я решила прекратить ведение бизнеса с этими людьми; они меня не поняли, и сейчас мы не общаемся. Да, это трудно. Сейчас я занимаюсь бизнесом с мужем, и хотя я очень боялась его связывать с этим, но итог ежедневно меня радует. Потому что это наше общее дело, – то, на что мы живем. Благодаря нашему с ним сотрудничеству, у нас получилось открыть третий магазин в Этажах. У него совершенно другая концепция – это полностью черно-белый магазин, в котором представлены вещи черных и белых тонов, а также оттенки серого. Всё вокруг слишком яркое, поэтому мы решили использовать умеренные, спокойные цвета. Пришли к тому, что сами стали монохромные. Во всем магазине прочитывается геометричная тематика; все довольно строго: черное, серебристое, серое, белое. «Чб [Чэ-бэ] Монохром» – магазин закрытого типа и работает только три дня в неделю.

Я долго не понимала, чего я хочу, что умею, кем буду. Все вокруг рисовали, пели, занимались творчеством – а я ничего не умела. Все время у меня появлялись мысли: люди создают такие классные вещи, а я ничего не умею. И этот постоянный диалог с собой в сознании: почему я не могу? Со временем начинаешь думать, анализировать и приходишь к по-настоящему классным идеям. У меня нет выходных, я каждый день придумаю что-то, развиваю. Вот сейчас мы сделали черно-белый проект, теперь я хочу и дальше развивать свое производство, специализирующееся на канцелярии. Думаю, что всё сложится, как кирпичики Lego, и мы создадим ещё что-нибудь прикольное. «Be different» – один из главных девизов моей жизни. Я просто хочу получить за мое существование чуть больше, чем набор установок общества – учись, женись, работай, воспитай детей, умри. Я хочу оставить свой творческий след в истории человечества – иначе какой смысл всего, что ты делаешь? Руководить своим делом или просто работать на себя, наверное, чуть сложнее, чем что-то другое. В этом «чуть» заключены такие вещи, как самоконтроль и воля, уверенность и свое мнение. Потому как, иметь свое дело в России – это в некоторой степени идти против правил, ибо нам задана программа – школа, университет, работа, пенсия... Создавая свою систему, можно получить свободу.

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО
Комментарии

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #11139 Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО

Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ Юлей Галкиной.

В камерном шоу-руме TYKVA STORE можно купить одежду — в том числе эксклюзивную — от отечественных дизайнеров по приятным ценам. Основательница TYKVA STORE Кристина Изъюрова рассказала, как не поссориться со своим молодым человеком, когда открываешь собственный магазин, и почему шоу-руму не выжить без аккаунта в Instagram.

Подбирать-миксовать

«К идее создания собственного шоу-рума я пришла до банального просто. Я девушка, очень люблю шопинг, подбирать-миксовать вещи. Так что всё началось с поддержки моих друзей, которые любили со мной советоваться по поводу одежды, вместе ходить по магазинам. Потом я начала работать стилистом на съёмках, чуть позже — фотографом. Всё это было на бесплатной основе, за идею.
И вот я подумала: а почему бы не начать своё дело? К тому времени я знала все шоу-румы в Петербурге. Начала собирать в интернете информацию: кто и что делает, какие есть дизайнеры»...

Два рейла

«Впрочем, к дизайнерам мы пришли немного позже. А сначала работали как байеры: съездили в Южную Корею, привезли вещей на небольшую сумму. Сначала базировались в обычной квартире, потом переехали в ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ.
Я всегда любила Этажи: считаю, что в городе нет лучшей площадки для молодёжи, стартаперов. Пришли, пообщались, всем всё понравилось. Завезли первые вещи: на тот момент их было мало — всего два рейла. Это была летняя коллекция, её молниеносно разобрали.
Наша концепция: все вещи в единственном экземпляре. Мы быстро поняли, что резоннее не ездить часто в ту же Корею, а работать с дизайнерами. Сейчас сотрудничаем, в основном, с москвичами, но и с петербуржцами тоже».

Дизайнеры

«Например, мы дружим и сотрудничаем с Maybe — это довольно известная московская марка, с историей: они делают базовые очень уютные вещи — то что нужно в таком городе, как Петербург, с его непредсказуемой погодой. Также работаем с молодым дизайнером Анастасией Скоркиной: она отдала нам всю свою первую коллекцию. Настоящий эксклюзив: несколько необычных платьев и пальто из супер-качественных натуральных тканей — шерсти, шёлка.
Буквально на днях начали сотрудничать с петербургским дизайнером Анной Норкивич: вот, например, её платье — строгое, без излишеств, функциональное.
Мы отбираем вещи «на глаз», сообразно своему вкусу. Что-то нравится — связываемся с дизайнером, знакомимся. Если всех всё устраивает, начинаем работать и дружить. В нашем случае всё завязано на общении. Например, мы ездим на маркеты в Москву, там знакомимся с людьми. Через интернет в этом смысле тяжело, мы за живую коммуникацию.
Сейчас в России всё больше хороших дизайнеров. Мне кажется, это оттого, что люди стали посмелее. Раньше казалось, что своя марка — это супер-сложно. А сейчас дизайнер может отшить небольшую линейку, сделать на ней имя и дальше принимать заказы. Стало больше свободы».

«— Где взяла вещь? — В "Тыкве"»

«Мы долго не знали, как назвать шоу-рум и другое наше предприятие — тату-салон на «Чернышевской». Нам нужно было легко запоминающееся название. Создали чат с друзьями — человек 20: каждый скидывал в него свои идеи, всё, что приходило в голову. И «тыква» в итоге как-то зацепила. «— Где взяла вещь? — В "Тыкве"». В итоге появились TYKVA STORE и Tattoo Studio Tykva. Сейчас приходят люди и говорят: «О, Tykva, я знаю этот магазин!» Причём у нас даже вывески нет, просто наклейки на стене — и всё равно знают.
Привезли соответствующий названию антураж: тыкву, сено. Это то, чего не хватает в Питере зимой: побольше ярких красок».

«Покричали, выпустили пар, потом помирились»

«В открытии собственного шоу-рума много нюансов. Главный: не всё сразу получится, и не надо по этому поводу переживать. Можно долго сидеть со своими классными вещами, не понимая, почему люди проходят мимо. Почему они не реагируют — «вау!» Не чувствуют то же, что и ты. Надо отдавать себе отчёт в том, что в шоу-рум придётся вкладывать деньги. Не миллионы, конечно, но, например, соцсети нуждаются в определённых вложениях. Балом правит Instagram. Люди должны сначала увидеть вещь, прочитать про неё, только потом — зайти и посмотреть. Впрочем, если у предпринимателя есть моторчик внутри, он не ощутит никаких преград.
Бывают взлёты и подъёмы — последние надо перетерпеть. Мы с моим молодым человеком, когда создавали TYKVA STORE, бывало, ругались, срывались друг на друга. Из-за того, что не получаешь сразу всего, что хочешь, возникает напряжение. Но, конечно, наши ссоры — это так, покричали, выпустили пар, потом помирились.
Кстати, молодой человек очень помог, в том числе советами по бизнесу. Он в этом плане сильнее, я-то более творческая личность: мне проще подойти к человеку, выбрать ему вещи, рассказать, что ему идёт, а что нет. Так вот, если вы начинаете свой бизнес, не имея опыта, лучше всего заручиться поддержкой знающих людей».


Чёрный цвет, свободный крой

«Когда я начинала, шоу-рум в ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ для меня был — просто вау, огромный шаг. Сейчас я понимаю, что это лишь старт. А вообще мы хотим свой бренд одежды. Идей — масса. Например, хотим делать мужскую коллекцию. Дело в том, что у нас только женская одежда. При этом приходит много мужчин, они спрашивают: «Почему вы не шьёте для нас?» Продумываем стилистику. Мы за чёрный цвет, за свободный крой. Это может быть что-то уличное... Впрочем, пока прощупываем почву.
Хотелось бы открывать магазины в других городах, чтобы это был большой проект. Но Этажи всегда будут нашим любимым домом».

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО
Комментарии

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #11113 Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО

Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ Юлей Галкиной.
Площадки, на которых гаражная распродажа происходит не раз в сезон, а ежедневно, для Петербурга ещё полгода назад были неочевидной бизнес-идеей. Теперь есть «Ваш стеллаж»: место, в котором любой, арендовав полку, может продать надоевший пиджак, связанную своими руками шапку или найденную на «блошке» в Хельсинки керосиновую лампу. Основатель магазина удивительных вещей Алексей рассказал, как лучше выстраивать тактику продаж, а также возьмут ли в «Ваш стеллаж» секс-игрушки.

«Никогда не знаешь, что найдёшь»

У меня есть постоянная работа: я торговый представитель в большой пивоваренной компании. Мы с женой любим путешествовать, часто ездим в Европу. Магазины формата, в рамках которого каждый желающий может быть не только покупателем, но и продавцом, там встречаются часто. Особенно много их в Финляндии: в городе с населением 50 тысяч может быть 10 таких магазинов. А в Петербурге – городе с населением 5 миллионов человек – не было ни одного.
Мы стали изучать этот вопрос. Оказалось, что один подобный магазин есть в Москве – называется «Своя полка», работает уже пару лет. Мы поехали в столицу, подружились с ними. Ребята подсказали, какие могут быть нюансы с открытие магазина такого формата в России. Дальше – дело техники: найти удачное место и первых арендаторов.
Мы открылись в мае в ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ. Нам понравилось это место тем, что здесь происходит много всего разного – выставки, магазины, концерты. И, соответственно, приходят разные люди.
Что интересно, после этого в Петербурге появилось энное количество наших конкурентов. Но, во-первых, в городе-пятимиллионнике места хватит всем. А во-вторых, в отличие от нашего магазина конкуренты ориентированы на хендмейд – там нет странных или старых вещей. Мы же себя позиционируем как аналог kirpputоri в Финляндии. Хотим быть всеядными: у нас есть и старые б/ушные вещи, и тот же хендмейд, и полиграфия, и одежда – всё-всё. За счёт всеядности образуется большой набор странных вещей, в которых интересно копаться: ты никогда не знаешь, что найдешь.

Поразительные вещи

У нас можно продавать всё, что не запрещено законодательством (то есть наркотики и оружие, как вы понимаете, приносить не следует). Мы не можем продавать продукты питания, поскольку формально работаем как комиссионный магазин (хоть у нас и нулевая комиссия). По этой же причине не можем брать кремы и прочую косметику – нет условий для хранения. Работаем мы честно, по-белому, законодательство блюдём.
В остальном можно приносить что угодно. Единственно: есть специфика реализации вещей, которые можно встретить в магазинах, условно, «Интим-24». Например, нам приносили мыло в форме фаллоса. Мы не против, но пришлось его припрятать, так как в «Ваш стеллаж» приходят в том числе и дети.
Вообще люди приносят поразительные вещи. Например, никогда бы не подумал, что популярностью могут пользоваться расписанные вручную спичечные коробки. Один продавец закупает в Финляндии старые вещи (кофемолки, керосиновые лампы, странные бутылки и прочее) и реализует их у нас. Другой где-то добывает таблички с надписями типа «администратор» или «адъютант». Сейчас вот ещё принесли головы из гипса – такие, знаете, которые используют в художественных школах. Значки, бабочки, самодельная и б/ушная одежда, блокноты, браслеты…
Мне самом, находясь в магазине, сложно удержаться, чтобы что-то не купить. Приобретаю время от времени то мыло, то блокнот – кому-нибудь в подарок.

Полка – ваше детище

Продавцы, в основном, молодые, но бывает, что приходят и люди в возрасте. Мы не следим за ценообразованием: за сколько хотят – за столько и выставляют. Мы продаём вещи и все вырученные деньги отдаём их бывшим владельцам.
Но советы по тактике продаж, конечно, даём. Первое, что должен понимать человек, арендуя полку: на время аренды она в прямом смысле становится его. Это его маленький магазин, в котором он волен делать что угодно. Как угодно располагать предметы, размещать рекламу. Или использовать как точку самовывоза: если кто-то продаёт на Avito или «ВКонтакте», ему не нужно встречаться с потенциальным покупателем у метро. Он кладёт товар на полку – и отправляет к ней покупателей. Не надо приезжать самому, тратить на это время.
Ещё один нюанс: полку можно арендовать минимум на неделю, но за 7 дней сложно проследить тенденцию продаж. Поэтому часто получается: продалось много –у человека эйфория, не продалось ничего – человек расстроился и ушёл. Показательный срок – 3-4 недели: за этот период можно отследить тенденцию.
Но главное, повторю, это понимание, что арендованная полка - ваша. От вас зависит, что и как вы на ней расположите, как подадите товар покупателю. Покупатель ведь приходит, смотрит: полок много, товаров много. Почему он должен купит именно ваше мыло или сережки? Мало того, что вещь должна быть красивой – нужно сделать так, чтобы её заметили. Кроме того, необходимо навещать свою полку, следить за ней – ведь у нашего продавца физически не хватит сил наводить порядок на каждой полке из ста пятидесяти. Вы её арендовали – теперь это ваше детище, несите за него ответственность.

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО
Комментарии

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #11099 Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО

Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ Настей Романовой.

Месяц назад в Лофт Проект Этажи открылся магазин подарков ручной работы. Команда «Мерси» рассказала о том, к чему привело желание дарить людям радость и почему дизайнерские подарки — это всегда актуально.

Анастасия - вдохновленный автор идеи:

Идея открытия.

- Началось всё очень-очень давно. Ещё в институте у меня появилась идея создания своей дизайн-студии. Я училась на кафедре дизайна, работала уже в то время и была влюблена в свою профессию. Но в 2009 году дал о себе знать кризис, я и мой друг были уволены. В этот момент мы решили, что сейчас самое время для перемен и открыли своё дело. Открыли маленькую дизайн-студию, специализировались, - в основном, - на полиграфии: разрабатывали буклеты, дизайн сайтов для различных компаний. Но я стала замечать, что недовольна тем, как выстраиваются отношения с клиентами.
Появилось четкое осознание того, что мы творим, а люди этого не замечают. Мы сделали буклет, он идет на продвижение дела какого-то предпринимателя - и всё. Цель — благая, но это казалось мне поверхностным. И тогда у меня появилась новая идея – создать магазин подарков с прекрасной миссией: дарить радость в виде дизайнерских вещей. Эта мысль долго ждала момента для реализации, - и в итоге превратилась в интернет-магазин, в формате которого мы работали большую часть времени, пока, собственно, не открылись в ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ.

Изменение концепции.

- Итак, у нас работала дизайн-студия, но мы открыли «Мерси», воплотив мою идею в жизнь. Подарки приносят огромнейшую радость, но, естественно, мы одинаково развиваем оба направления.
Я считаю, что дизайнерские вещи более одушевлённые, потому что каждый дизайнер вкладывает в своё творение часть себя, это самое важное. В отличие от фабрики, где штампуются одинаковые товары. HAND MADE сейчас очень ценится, потому что это оригинальный дизайн, не поставленный на поток.
При этом мы поддерживаем четкое разделение интернет-магазина и места, которое несет что-то само в себе. Мы почти месяц в Этажах и очень довольны тем, что здесь есть та самая возможность — когда место представляет свою идею.

Создатели эксклюзивных подарков.

- Есть вещи, которые делаю непосредственно я и есть дизайнеры, с которыми мы развиваем успешно сотрудничество по всей России. Также у нас представлены работы дизайнеров из Португалии. Получилось такое дружное творческое сообщество дизайнеров.

Развитие сотрудничества с дизайнерами.

- Мы выбираем для себя дизайнеров достаточно просто: нравится — сотрудничаем. Задумываемся, подходит ли по концепции магазина. Первый этап - три картинки, беглый взгляд. Для того, чтобы увидеть что-то хорошее мне нужно 20 секунд. На втором этапе - ведем диалог, заключаем договор.

Команда «Мерси»

- У нас в команде три человека, не считая верстальщика и программиста, на чьих плечах лежит труд по развитию дизайн-студии. Команда «Мерси» - это я, Натали - креативный менеджер, занимающийся общением с партнерами, курированием заказов через интернет. И Настя — дизайнер.

Натали — креативный менеджер по развитию проектов – о волшебном мире HADE MADE «Мерси», миссии команды и о том, каким должен быть подарок.

Цели «Мерси»

- У нашей команды одна миссия: делать так, чтобы люди радовались и улыбались. В мире и так достаточно тёмных тонов. Мы относимся к своим клиентам с такой заботой, благодаря которой уютно каждому. «Мерси» дарит уют и творческую атмосферу, благодаря талантливым дизайнерам. Мы всегда создаем праздник.

Критерии на перспективу

- Нам всего год. Считаю, что мы неуклонно движемся к успеху. Нам удалось ворваться in real life и это огромный шаг вперёд. Основные ориентиры – постоянный рост, появление филиалов по всей России и расширение ассортимента, конечно. Самое важное - мы делаем все для того, чтобы «Мерси» было на слуху. И мы хотим, чтобы наш волшебный мир HADE MADE пополняли новые имена дизайнеров.

Каким должен быть подарок?

- В любой подарок нужно вложить любовь и вдохнуть душу — это главное. А команда «Мерси» всегда готова в этом помочь. Сейчас наступают предновогодние хлопоты и суета, поэтому хочется, чтобы люди выбирали подарки не спеша, так, чтобы мы могли максимально точно угадать их желания. Мы стремимся к тому, чтобы, уходя наши покупатели говорили: «Это именно то, что мне нужно» - и всегда возвращались.

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО
Комментарии

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #11029 Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО

Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ Юлей Галкиной.

Дмитрий Бертош 9 лет занимался фрилансом в области дизайна и брендинга. А потом решил открыть своё дело — таким образом недавно на этаже 1.0 появился его вейп-пойнт Alphabet Vape (вейпинг — это процесс курения электронной сигареты или кальяна). Дмитрий рассказал, чем полезен вейпинг и кто в России производит жидкости для электронных сигарет.

Эксперимент на себе

«Я много лет курил. С вейпингом познакомился около шести лет назад. Но это был китайский ширпортреб, ужасно не понравилось. А летом наткнулся в «Афише» на статью «Мир вейпа». Увидел, что тема-то развивается: в США и том же Китае это уже огромный рынок. Решил попробовать снова. И на этот раз благодаря вейпингу получилось бросить курить.

Съездил на несколько тематических выставок, изучил вопрос и пришёл к выводу, что эксперимент, который я провёл на себе, может оказаться полезным другим людям. С этого и началась бизнес-идея».

Вейп-пойнты

«Есть такое понятие, как "вейп-шоп" - что-то вроде бара с крафтовыми напитками, в Петербурге они располагаются в проходных местах в центре. Локальных же точек в спальных районах нет — на периферии можно купить только некачественный китайский товар.

Я решил своей миссией сделать доступность качественного и недорого вейпинга для широкого круга. Первый тестовый вейп-пойнт открыл в ЛОФТ ПРОЕКТЕ ЭТАЖИ, поскольку это культовое место. Здесь мы хотим набрать аудиторию и дальше с этой концепцией пойти по другим районам».

Отличие от курения

«У нас можно найти всё для электронного парения. Мы поддерживаем большой набор жидкостей — от бюджетных до премиалки.

Немного ликбеза. У таких жидкостей — два составных элемента: пропиленгликоль и глицерин. Глицерин отвечает за пар, а пропиленгликоль — за передачу вкуса. Это основа, на которую нанизывают пищевые ароматизаторы и никотин (есть жидкости с никотином, есть — без). Но никотин в данном случае — синтетический: без органики, без продуктов горения. И это то, что отличает вейпинг, скажем, от курения кальяна. Вы не получаете в лёгкие всю таблицу Менделеева, как при затяжке сигаретой».

Вейп-бум

«Большая часть нашего ассортимента — из Калифорнии. Есть кое-что и от русских (в том числе петербургских) производителей, качественное и недорогое.

Из Калифорнии — потому что в Америке эта культура очень развита, там настоящий бум. У меня друг полгода жил в Калифорнии и говорит, что там уже сложно увидеть человека с обычной сигаретой — все на вейпинге. У нас же бум подзапоздал, но мы рассчитываем сделать тенденцию. В Москве рынок уже серьёзно развит, проходят глобальные мероприятия, выставки.

У российских производителей есть определённые успехи. Например, сейчас мы ждём сотрудничества с Новосибирском. Ребята выпустили пять жидкостей с натуральными эссенциями. Причём обычно производство выглядит так: команда что-то выпускает, получает фидбек, проводит работу над ошибками. С первого раза ни у кого не получается, но на второй и третий результат всё лучше».

Производство

«По-хорошему жидкости должны производить в лабораториях. У нас этот процесс пока не регулируется, но в Европе, как я слышал, под каждый вкус должна быть отдельная комната. Если производят 60 вкусов — нужно 60 комнат. Причём это должны быть стерильно чистые помещения, с возможностью блокировки. В России же жидкости производят порой кустарно, чуть ли не на кухнях. Но в целом, делают аккуратно, без эксцессов.

Я надеюсь, что и мы скоро выпустим жидкости. Сейчас, получается, деньги уходят в Штаты, но если локализовать производство, будет и для экономики лучше, и для потребителя — дешевле. Конкретного плана пока нет, мы сейчас прощупываем вкусы людей, думаем, с чего начать. Но, полагаю, после большой весенней выставки Russki Vape в Москве мы что-нибудь выпустим. Намерены брать отдельное помещение, стерилизовать его — то есть приближать к лабораторным условиям».

Способ похудеть

«Вкусы в вейпинге делятся на несколько категорий. Есть жидкости, имитирующие табак — это для людей, которым сложно отказаться от сигареты. Далее — фруктовые, десертные вкусы и выпечка. Сейчас идёт тренд на кондитерку: печенюшки, мюсли. Я такие жидкости называю "хлебо-булочная продукция". Есть экспериментальные вкусы, когда не разберёшь, что там за состав. В принципе, любому человеку можно подобрать жидкость по вкусу.

В итоге мы хотим прийти к тому, чтобы появилась лояльная к потребителю вейп-сеть. Идея её: популяризация вейпинга и отказа от курения. Я сам курил 15 лет, очень плохо себя чувствовал, особенно последние полгода до того, как бросил. Болела голова, набирал вес. После того, как перешёл на вейпинг, похудел, голова прошла, стал чувствовать себя легко, открылась масса возможностей».

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО
Комментарии

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #11019 Фото из студии 'Fresh Hairs', расположенной на 2 этаже ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТА

Фото из студии "Fresh Hairs", расположенной на 2 этаже ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Фото из студии 'Fresh Hairs', расположенной на 2 этаже ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАФото из студии 'Fresh Hairs', расположенной на 2 этаже ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАФото из студии 'Fresh Hairs', расположенной на 2 этаже ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАФото из студии 'Fresh Hairs', расположенной на 2 этаже ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАФото из студии 'Fresh Hairs', расположенной на 2 этаже ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАФото из студии 'Fresh Hairs', расположенной на 2 этаже ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАФото из студии 'Fresh Hairs', расположенной на 2 этаже ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАФото из студии 'Fresh Hairs', расположенной на 2 этаже ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАФото из студии 'Fresh Hairs', расположенной на 2 этаже ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТА
Комментарии

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #11008 Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО

Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ Юлей Галкиной.

Команда City Friend специализируется на турах «ручной работы» - когда гостям Петербурга показывают небанальный город: живой, интересный, без лубка и наценок. Две Кати – основательницы City Friend – рассказали, почему туристы считают медвежатину синонимом русской кухни и как выжить маленькой компании в условиях падающего рынка.

Сарафан

Катя Суворкова: Мы дружим с Катей Бойцовой лет 10 – обе приехали в Петербург из других городов (Катя – из Архангельской области, я – из Свердловской). Учились в одной группе в институте кино и телевидения.
Катя Бойцова: Работали в разных компаниях, связанных с туризмом. А три месяца назад встретились в кафе и решили: будем организовывать свое дело.
Катя Суворкова: Когда ты переезжаешь из маленького городка в Петербург, разумеется, друзья-знакомые хотят тебя навестить. А далее работает сарафанное радио. Звонит незнакомый человек и говорит: «Мне вас посоветовал Митя (Петя, Вася) – сказал, что вы всё в Питере знаете, а посоветуйте?..» То есть появляется какая-то клиентская база. Есть бешеное желание что-то делать. И есть команда.
Катя Бойцова: City Friend – это три человека: помимо нас – подруга Ира. Она занимается организационной деятельностью, а мы – всем остальным.

Второе дыхание

Катя Суворкова: Когда ты на кого-то работаешь, появляется привычка к тому, что раз в месяц стабильно дают зарплату. Работая на себя, ты сам за всё в ответе. Ты не можешь жаловаться на то, что у тебя плохой начальник, который не платит. Сначала было страшно, сейчас нет.
Катя Бойцова: Мы собрались, просчитали риски - и поняли, что бояться нам нечего. Да, говорят, что туристическая отрасль идёт на спад. И если изучить статистику или посмотреть «Первый канал», можно загрустить. Но когда ты идёшь по улице в центре и видишь, что каждый третий прохожий – турист, понимаешь: с въездным потоком всё хорошо. Мы совсем крошечная компания. У нас маленькие риски и затраты: нет большого штата, огромного офиса. На этом рынке нам нужен совсем маленький кусочек – так что у нас всё нормально.
Хочу добавить про разницу в работе на себя и на кого-то. Работая на своего начальника, я и не думала, что у меня есть огромный потенциал. Мне казалось, что я всё отдаю работе. Но когда начала работать здесь… Как будто открылось второе дыхание. Всё время что-то делают-делаю-делаю. Ну а про то, что при самозанятости график свободнее - ерунда. Очень многое ты должен делать сам. И если ты заболел, поленился, опоздал - всё равно придётся это сделать. Ты не можешь ни на кого переложить ответственность.

Клиенты

Катя Бойцова: Недавно мы обслуживали команду международного фестиваля студенческих фильмов «Начало»: это была группа из 15 человек, часть – жюри, часть - конкурсанты. Было непросто, но очень интересно. Члены жюри – люди более старшего поколения – формулировали очень детализированные пожелания. Например: «Я хочу посмотреть на такую-то картину. Точно знаю, что она в Петербурге – найдите, где висит». А конкурсанты, молодёжь, хотели пройтись по клубам. В итоге мы отработали пять дней практически в круглосуточном режиме. Приходишь в 5 утра домой, а в 7 утра уже надо встречать группу в отеле. Но это был прекрасный опыт.

Медвежатина

Катя Бойцова: В Петербурге туристов всех интересует русская кухня. Но тут тонкий момент. В целом, туристических ресторанов, предлагающих национальную кухню, много – а вот хороших среди них мало. Клиенты говорят: «Ну, сводите туда, куда сами ходите». И вот сидишь и думаешь: неужели вести в «Чайную ложку» или «Теремок»? В Петербурге ведь более распространена европейская кухня. Ладно, стали «копать», нашли интересные заведения.
Вообще наш принцип: мы приглашаем клиентов в гости. Хотим, чтобы они вместе с нами посмотрели на город. Не заходили в сувенирные магазины на Невском, где: «А, ты иностранец? Ну тогда плюс 100 долларов к цене». Мы хотим уберечь от этого наших гостей.
Катя Суворкова: «Многие наши клиенты не раз бывали в Петербурге и Эрмитаж-Русский музей уже посмотрели. Они хотят увидеть «другой» город. Была у нас парочка студентов – я позвала их на чай в коммуналку на Марата, где сама снимаю комнату. Для иностранца увидеть настоящую петербургскую коммуналку – это вау, море впечатлений.
Катя Бойцова: Мы не боимся открываться людям.
Катя Суворкова: Про русскую кухню - вспомнила смешную историю. Мы водили иностранную группу в ресторан, где подают дичь. Смотрим меню, а там – медвежатина. И они такие: «Ого, вы тут каждый день медведей едите?!» Пришлось развенчивать: нет, мол, впервые такое вижу, и вообще не собираюсь есть этого бедного медведя.

Синие цветы

Катя Бойцова: Я 5 лет проработала «решателем» запросов – в том числе конфликтных историй - в одной гостинице высокого уровня. Запросы порой были удивительные. Например, один гость потребовал синие цветы. Не фиолетовые, не голубые – строго синие. Начала гуглить, подключила коллег. Выяснилось, что такие цветы существует, но они крайне редкие. Обзваниваю цветочные магазины, там сочувственно спрашивают: «Девушка, у вас всё в порядке? Может, фиолетовые подойдут?» Ну, впрочем, выкрутились, нашли эти цветы.

Гордость за страну

Катя Суворкова: Путешествуя по Европе, ты невольно сравниваешь уровень сервиса там и здесь, в России. А потом к тебе приезжают туристы, и ты ловишь себя на том, что за здешний уровень сервиса стыдно. Так вот, мне хочется, чтобы перед нашими гостями стыдно не было. Мы делаем всё, чтобы они получили удовольствие от страны. Почувствовали, что Россия – многогранная, глубокая, красивая. Хотим нести гордость за нашу страну.
Катя Бойцова: В наших планах – освоить и выездной туризм, но сейчас в силу политической и экономической обстановки это не очень актуальное направление. Впрочем, люди так или иначе ездят – значит будет развиваться, когда ситуация выровняется. Мы хотим работать с экзотическими странами, предлагая специализированный отдых. Например, если Индия – то восточная философия и йога. Если Таиланд – то программа для спортсменов, интересующихся тайским боксом. Если Канарские острова – то кемпинг-туризм. Это интересно и незаезженно.

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО
Комментарии

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #10960 Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО

Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ Юлей Галкиной.
Основатель марки рубашек Duglas shirts Александр Касьянов недавно открыл на Улице Контейнерной заведение Cambal. Формат нетривиальный: одновременно мини-кофейня и шоу-рум. Александр рассказал, как рубашки из фетиша стали бизнесом и при чём тут кофе.

Фетиш

«Я не могу назвать себя коммерсантом. Коммерция — это про зарабатывание денег. Я же просто делал то, что мне нравилось.
Лет в 20 я начал собирать рубашки, это был мой фетиш. Gant, Tommy Hilfiger, H&M... Понравилась рубашка — покупаю. Могу не носить её, но пребываю в восторге от самого факта обладания.
Потом подумал: почему бы не сделать рубашки самому? Нашел ткань — стопроцентная шерсть, стоила бешеных денег. Нашел швею, она сделала для меня три классные рубашки. И пропала — видимо, поняла, что очень кропотливая работа.
Я хотел выпустить мини-линейку рубашек, 10-15 штук. Чисто для себя. Заказал одному швейному производству на севере города — они всё сшили. И вот эти рубашки лежат дома, а я не знаю, что с ними делать. Наверное, следует сделать проект и как-то его назвать?»

Дуглас

«Долго мучился с названием. Знакомые говорили: «Надо, чтобы легко запоминалось». Проходит месяц-второй-третий, рубашки пылятся на полке. И тут — идея. У меня в детстве была собака, ротвейлер, её звали Дуглас (потом собаку, к сожалению, отдали). Рубашки из шерсти — грубые, колючие, с огромными толстыми пуговицами. И собака - грубая, большая, черная. Так что пускай будет Duglas shirts.
Был конец 2013 года. Я создал группу «ВКонтакте», появились первые покупатели, которые говорили: «О, это так круто выглядит и так недорого стоит!». У меня все рубашки стоят по 2 тысячи рублей, неважно — кризис или не кризис в экономике. Я считаю, что рубашка не может стоить дороже, ведь марка — молодая, без истории. Главное, чтобы люди брали, им нравилось - и таким образом аудитория росла. Сейчас у меня есть постоянные покупатели, я их называю «гостями». Многие из них стали моими друзьями, они ждут выхода новых линеек».

База

«Потом наступило тяжёлое время, я сидел без работы. И марка Duglas shirts меня спасала. Тут что-то продам, там — оптовая закупка уйдёт в Москву... Потом пришлось заморозить проект. Прошло время, думаю: надо снова стартовать. Гости пишут, спрашивают, ждут: «Когда будут новые рубашки?»
К зиме 2015-го я собрал небольшую сумму: сначала, впрочем, хватало на много, но потом рубль упал — и я сделал меньше, чем планировал. Полностью продумал концепцию. Ориентировался на неизвестные в России европейские марки — ту одежду, которую в Петербурге называют «базовой». Это вещи, которые можно надеть по любому поводу: на вечеринку, на прогулку с собакой, на работу и так далее. В Европе их «базовыми» не называют, но у нас это слово прижилось — как, например, крафт. Все варят крафтовое пиво и шьют базовую одежду».

Производство

«Ткани я заказываю через Китай — очень качественный хлопок. Делаю эскизы: никогда, кстати, этому не учился — просто в школе постоянно рисовал на последних страницах тетрадей. Отношу рисунки на производство: нашёл одно прекрасное на «Нарвской», называется «Любава». Они для кого только ни шили — для Сергея Шнурова, для «Газпрома»... Но к каждому клиенту подходят индивидуально. Делают лекала и шьют образец. Я его оцениваю: «Здесь прибавить, тут убавить». И далее мы делаем линейку. Причём я не жду сезонов, чтобы выдавать осенние или весенние коллекции: просто выпускают мини-линейками по 40-50 единиц. От души, то, что приходит в голову.
Думаю, пока я остановлюсь на этом производстве (хотя перебрал много, но везде какие-то проблемы — например, часто не соблюдают сроки). А потом, надеюсь, запущу свою мастерскую. Сейчас на неё не хватает средств, ну и люди нужны, хотя бы 4-5 специалистов: конструктор одежды и швеи».

Шоу-рум — это скучно

«Я вдохновился идеей кафе-бара «Синдикат», который находился на Жуковского: у них продавались вещи украинской марки, собственно, Syndicate плюс, как ни странно, пицца. Не знаю, почему у них не пошло дело — наверное, люди не поняли концепцию. В Европе её понимают, а у нас просто не привыкли. В Португалии много кофеен и винных баров, в которых представлены разные крутые марки одежды. Пришел, посмотрел, присел в уютное кресло — попиваешь вино, отдыхаешь.
Я решился на эксперимент, поскольку просто шоу-рум — это скучно: продавцы будут засыпать. Ну и хотелось бы привлечь разную аудиторию.
Услышал, что в Этажах появилась Улица Контейнерная. Открылся здесь недавно, назвал Cambal — это девичья фамилия моей мамы, которая живет в Тамбове. Интерьер делал сам, помогал знакомый. Нанимать людей для такой работы нет смысла. Гостям должно быть видно, что всё сделано своими руками. Что это не коммерция, где всё четко и ровно — без души. Понятно, что не всё ещё доделано: например, диваны должны быть (и со временем будут) мягкие. Стараюсь сделать максимально удобно для гостей: чтобы они сидели, пили кофе, рассматривали рубашки, общались с бариста».

Обувь для космонавтов

«Сейчас одновременно с Cambal я работаю в баре «Бюро», чтобы получить опыт. И если говорить про тех, на кого стоило бы равняться в бизнесе — то, да, это «Бюро». Там все, от начальства до скромного бармена, отдаются своему делу. Они работают не ради выгоды, а потому что им это нравится. «Бюро» — это как семья. У каждого бармена есть свой почерк и свои гости. Мне бы хотелось, чтобы и в Cambal приходили, потому что тут качественно, красиво, вкусно.
И люди приходят — общение с гостями и приятно, и полезно. Например, недавно от одного из гостей я узнал, что Saucony выпускали обувь для первых космонавтов НАСА. Ничего себе! Откуда бы я это узнал, если бы не общался с людьми?»

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО
Комментарии

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #10919 Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО

Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ Настей Романовой.

На сегодняшний день шоурумы помогают творениям молодых российских дизайнеров увидеть свет, а людям найти свой собственный стиль. Не так давно я имела возможность пообщаться с одним удивительным человеком - создателем модного магазина «Darwin Hut»- Александром Кадочниковым. Он рассказал, как воплотить свою идею в жизнь и дал совет для тех, кто только собирается открывать свой собственный креативный бизнес.
- В какой момент у тебя появилась идея об открытии своего собственного креативного бизнеса? Что на это вдохновило?
- У этого решения есть небольшая предыстория: изначально я занимался продажами мебели в Петербурге, но, временно переехав по работе в Москву, и проведя там некоторое время, я позвонил своим знакомым, открывшим в Санкт-Петербурге магазин «Дресс-Кроссинг Гардеробная», в котором можно было обменять свои вещи на новые. Такого в Питере еще не было - именно в формате магазина. На тот момент у меня появилась идея открыть детский магазин, как по мне, это всегда актуально. Но с партнерами у меня не сложилось: в конечном счете я предпочел свою долю в «Дресс-Кроссинг». Мне предложили часть бизнеса, и я его купил. Эти события происходили в апреле 2014 года. Занимались бизнесом сначала втроем, однако чуть позже остался только я, собственно, оформив фирму на себя, я изменил концепцию магазина, убрав «Дресс Кроссинг».
- Почему изменил концепцию магазина и в каком направление решил работать дальше?
- За тот период, который я проработал в этой фирме, я понял, что подобная система обмена вещей не работает. Идея моей дальнейшей концепции заключалась в том, чтобы продавать отечественные марки одежды.
Первым дизайнером, с которым я стал сотрудничать, был NOEL CONCEPT.
Формат моего бизнеса превратился из «Дресс-кроссинга» в магазин одежды отечественных дизайнеров. Некоторое время спустя я познакомился с Елиной Фурсовой, европейским дизайнерам из Риги. Также стал сотрудничать с немецким брендом «Made by happy people». Все вещи, которые у меня представлены – уникальны. Есть те, которые представлены и в других магазинах, но, в основном, большинство дизайнеров выставляется только у меня.
- В чем оригинальность вещей, представленных в твоем магазине?
- Вещи, которые я позиционирую - необычны, уникальны и интересны. Некоторые обладают особенностью: их можно по-разному надевать (мы называем их вещами - трансформерами). И это своеобразная уникальность, как мне кажется. Например, шарф бренда «Made by happy people» можно носить в восьми вариантах, и каждый раз это будет новая вещь. Получится что-то вроде восьми разных вещей.
И, опять же, это преимущественно отечественные бренды дизайнеров из Петербурга.
- Как ты с ними познакомился?
- Я искал их самостоятельно. Через социальные сети, например. Кто-то «приходил» сам, иногда меня рекомендовали те, с кем я уже работаю. Развивались рекомендации от меня и дизайнеров.
- Ты сотрудничаешь с внушительным количеством дизайнеров: от 15 до 20. То есть, получается, каждая вещь по-своему эксклюзивна?
- Да. И есть еще одна особенность, о которой я уже говорил. ICE SKULL – это керамические черепа, модели Елины Фурсовой и DH_BRAND представлены только у меня.
- Каким ты видишь своего покупателя? Есть ли у тебя постоянные покупатели? Какие они?
- Мои покупатели абсолютно разные, как и продаваемые вещи для абсолютно разных категорий людей. Но, как правило, потенциальных покупателей, приходящих ко мне, объединяет одно: они все «на стиле», как я это называю.
- Что для тебя значит: «все на стиле»?
- Когда у каждого есть своя оригинальность. То есть, те вещи, которые они выбирают - можно подобрать к абсолютно разным стилям, будь то «casual» или «street style».
Например, у меня представлено платье из натурального кашемира, которое можно носить с двух сторон. Одна вещь, а надевается по-разному. В итоге покупатель получает две уникальные вещи в одной.
Многие сейчас привыкли одеваться консервативно. И это действительно сложно – начать одеваться по-другому, попробовать что-то новое, выйти из зоны комфорта и рискнуть!
Люди не всегда готовы к таким неожиданным переменам в одежде, потому что, надевая невероятно крутую куртку DICH, например, ты становишься стильным. И этому стилю нужно соответствовать.
- Сталкивался ли ты с трудностями в развитии своего бизнеса?
- В начале пути, как и у многих, мне кажется, я не понимал: как с этим справится одному? Смогу ли я?
И именно в момент сомнений сказал себе: хватит работать на кого-то. Нужно развивать себя.
Да, было трудно. Хотелось закрыть магазин. Но я понимал, что если сейчас все брошу, мне придется снова начинать.
В этот момент перехода, когда я увольнялся с предыдущей работы, уже параллельно развивая свой бизнес понял, что нужно делать свои вещи.
- Ты сам хотел бы быть себе дизайнером?
- Да, свою первую вещь я уже сделал. И, собственно, первая моя вещь – кофта-трансформер. Она представлена у меня без логотипа. Молодые люди могут носить ее в пяти разных вариантах, а девушки – в двух.
- Считаешь ли ты, что твои вещи подчеркивают индивидуальность?
- Да, ведь идея «Darwin Hut» – отбирать лучшее. После тщательного отбора – лучшее мы преподносим клиенту, который видит себя в этих вещах, подчеркивая свою индивидуальность.
Миссия моего магазина - выстраивать отношения с покупателями надолго – и превосходить его ожидания.
Все мои дизайнеры находятся в одной цветовой палитре. Все представленные связаны между собой.
- Какие пожелания ты дашь своему потенциальному покупателю?
- Быть более настойчивыми к моему магазину и ко мне. Часто люди скромничают, стесняются, так что я хотел бы попросить их быть чуть понаглее.
Я говорю своим дизайнерам о том, как хотел бы выглядеть клиент и они готовы осуществить эту идею.
И, конечно, я желаю своим покупателям оставаться такими же стильными.
- Есть ли у тебя пожелания для тех, кто только хочет открыть свой собственный бизнес, но оставляет в себе долю сомнения?
- Если есть своя идея – нужно нести эту идею. Добиваться. Рисковать. Начать что-то делать.
Я ещё сам на этапе становления себя. Я всегда иду вперед, и мой шаг с каждым разом становится больше. Я хочу стать себе дизайнером.
- Ты чувствуешь, что ты на верном пути?
- Когда я надел свою кофту - я был счастлив. Никогда не думал, что буду носить вещи, сделанные своими руками. Я улыбался.
И всем желаю прийти к этому, к своему «своими руками».
Я счастлив от того, что делаю. И счастлив, когда люди покупают себе одежду в «DARWIN HUT».
У меня есть мечта – создать свою коллекцию. Да, считаю, что я на верном пути.

Дизайнеры, чьи работы представлены в «Darwin Hut»:

DH_BRAND
NOEL CONCEPT
DICH
Greatcriss Shelter
Flybelts
Made by happy people - Brand from Germany
POLYΛRUS
SATINN
LIDI TAUS
ELINA FURSOVA - Brand of Latvia, Riga
ICE SKULL
S.BELTS
ISHIKI
Kira Mesyats

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО
Комментарии

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ - #10901 Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО

Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ Юлией Галкиной

На днях на улице Контейнерной открылась кофейня сети Coffee Go – пионера в жанре точечных кофеен Петербурга. Сооснователь и генеральный директор сети Анатолий Побожев несколько лет назад был первым, кто оспорил монополию крупных игроков типа «Шоколадницы» и «Кофе Хауза» на формат «кофе с собой». Анатолий рассказал, зачем нужно смалывать 100 килограммов кофе в урну и почему он спешит налаживать франшизу.
Кофемобиль
«Мой первый проект относится к 2011 году. Тогда кофе с собой можно было купить только в крупных сетях, а точечных кофеен в городе не было. Проект назывался «Кофе Mobile» - кофейня на колёсах: по сути это была переоборудованная «Газель», которая стояла то на Сенной площади, то у «Балтийской».
Инвестор проекта вообще-то занимался сотовой связью, но увидел в Киеве такой кофемобиль – и захотел сделать то же самое в Петербурге. Моё резюме он нашёл в интернете. Я тогда как раз заканчивал факультет менеджмента и параллельно долгое время работал управляющим в «Чайной ложке». Надоело, решил уволиться – вот и разместил резюме.
Я стал руководителем проекта «Кофе Mobile». Но быстро выяснилось, что мы не учли отличие петербургского климата от киевского. Бариста, которые продавали кофе прохожим прямо на улице, зимой замёрзли – и проект закрылся».
«Промалывали килограммы кофе»
«А летом 2012 года меня по группе кофемобиля «ВКонтакте» нашла Ольга Зайцева. Она как раз искала, куда можно было бы вложить свободные средства, и решила, что формат «кофе с собой» - который в Петербурге так и не развился – может быть интересен. Всё лето мы готовились к открытию. Промалывали килограммы кофе, очень много ушло просто в урну. Подбирали свои настройки. Так я понял, что всему можно научиться, если посвятить этому время.
Проект Coffee Go начался с ларёчка на Сенной площади – там же, где когда-то стоял кофемобиль. Кое-как перезимовали – а зима, если помните, была жутко холодная: мы всё думали, закроемся или нет? Потом открыли окошко у «Нарвской». А потом Ольга из-за проблем со здоровьем вышла из проекта, и теперь у нас новый инвестор. Но развитием по-прежнему занимаюсь я.
По факту, сейчас у меня работа по найму – есть оклад плюс я получаю часть прибыли. Но такая работа кардинально отличается от офисного труда. Я кайфую, потому что сам строю свой график, у меня есть свобода творчества в поиске мест для новых точек. Я сам выбираю, как они будут выглядеть, с какими дизайнерами мы будем над ними работать. Просто сидеть с 10 до 18 перед компьютером я бы так не смог. Мне нужна движуха».
Султан Брунея
«Вообще у меня есть свойство - влипать в приключения. Например, моё хобби - велоэкскурсии. В своё время, как и кофе с собой, это была свободная ниша в плане бизнеса (да и сейчас, впрочем). Так вот, с велоэкскурсиями в 2013 году вышла удивительная история. Мне звонят и говорят: «Нужно прокатить группу иностранцев». Мол, это будут 25 чернокожих из Мозамбика. На месте выяснилось, что никакие это не чернокожие, а султан Брунея, мультимиллиардер. Я и ещё один парень, Марк, катали султана и свиту по Марсову полю. Хотели и до Дворцовой по Миллионной прокатить, но тут к нам подъехали ФСБшники, тоже на велосипедах, и вежливо сказали, что если мы отклонимся от проложенного маршрута, который охраняют снайперы, нам прострелят колени. В общем, три дня я жил в Гранд Отеле Европа в свите у султана. Султан потом поблагодарил, ему всё понравилось».
Польза от ста килограммов кофе в урне
«Но вернёмся к кофе. Этим летом мои ребята-сотрудники Coffee Go увидели объявление про улицу Контейнерную в Лофт Проекте Этажи. И на днях мы открылись, планируем работать каждый день с утра до вечера. Этажи как арендодатели лояльны к таким проектам, как наш – а вот у «Пионерской», например, такие ставки, что без проблем открыться может разве что сотовый оператор. Круто будет, когда улица Контейнерная достроится до конца – получится такой бюджетный вариант Рубинштейна, с большим количеством классных мест.
Сейчас точечные кофейни в Петербурге растут, как грибы после дождя: на одной Сенной площади за последние три года открылось и закрылось больше десятка. Большинство из них если и берут, то местом, а мы стараемся брать постоянными гостями. Каждый раз, когда открывается какое-то новое место, я иду туда и пробую кофе. И понимаю, что у нас всё хорошо: не зря мы 100 килограммов кофе смололи в урну. Никто из начинающих предпринимателей сегодня этим не занимается. 100 килограммов кофе - это 100 тысяч рублей: ну и кто готов столько выкинуть, просто чтобы понять, какой кофе вкусный?
Франшиза
Сейчас мы с инвесторами рассматриваем вариант создания франшизы – хочется, чтобы точки Coffee Go были по всей России. Но при этом не хочется повторить опыт Аяза Шабутдинова с кофе Like. С одной стороны, парень – молодой миллионер, классный. У него прекрасно налажен процесс продажи франшизы. А вот контроль качества налажен не очень. Если мы будем создавать франшизу, сделаем упор на максимальное сопровождение, чтобы качество кофе в Петербурге не отличалось от качества, например, в Самаре. Как «Макдоналдс», который не раздаёт франшизы кому попало, и поэтому вкус биг мака в Нью-Йорке такой же, как в Петербурге.

КРЕАТИВНЫЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ
Читайте эксклюзивное интервью специально сделанное для паблик ЛОФТ ПРО
Комментарии
Страницы:   следующая →